Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Детская книга и русские завоеватели

23.07.2013

За неделю из книжных магазинов Москвы исчезла книга француженки Сильви Беднар «Флаги мира для детей» издательства «КомпасГид». Весь тираж магазины вернули издательству после того, как депутат Госдумы Александр Хинштейн назвал книгу «русофобской» в своем твиттере. В описании символики литовского флага — «Красный — цвет крови, пролитой литовским народом в борьбе с русскими и германскими завоевателями» — депутат усмотрел обвинение русских в оккупации Литвы и направил в прокуратуру запрос о проверке книги на «историческое несоответствие». Впрочем, в прокуратуре, как пишет «Лента.ру», начали проверять книгу на соблюдение закона о защите детей от вредной информации еще до запроса депутата. Результаты прокурорской проверки будут известны в течение месяца.

Главный редактор издательства «КомпасГид» Виталий Зюсько и Александр Хинштейн отвечают на вопросы «Большого города» о причинах конфликта.

Флаги мира для детей

Александр Хинштейн — о том, что ему не понравилось в книге, о воспитании детей и истории Литвы

Что вас возмутило в книге «Флаги мира для детей»? Вы считаете, что речь идет об исторической фальсификации?

— Меня возмутила фраза в книге для детей о том, что красная полоса на флаге Литвы — в память о крови, пролитой в борьбе с германскими и русскими завоевателями. Я специально сейчас проштудировал материалы: нигде нет упоминания о том, что красный цвет — в память крови, пролитой в борьбе с русскими, равно как и с германскими завоевателями. Речь во всех источниках идет только о том, что кровь пролита в борьбе за свою свободу, и с этой формулировкой у меня никаких проблем нет.

Три раздела Речи Посполитой были как раз между Российской империей, Австрией и Пруссией.

— У Литвы богатая история — может быть, в древние времена богаче русской истории. Тем не менее последние войны, которые велись между той территорией, которая сегодня называется Литвой (Литвы как таковой еще не было), и Россией — это был XVI век. И если признавать, что войны, которая Россия вела с Литвой, были завоевательные, а ровно так получается из этого текста, то тогда нам придется отдать литовцам город Смоленск.

Почему?

— Потому что войны с литовцами у нас шли за Смоленск. Мы то отбивали его, то отдавали. Что считать теперь, что Смоленск нами завоеван?!

Возвращать все равно не придется, события стародавние, территория закреплена в документах.

— Раз это стародавние времена, то зачем нужна эта тематика. Я против того, чтобы в книжке для детей, а книжка вышла для категории «0+», писались оскорбительные вещи для моей страны и моего народа.

Словосочетание «русские завоеватели» оскорбительно?

— Да, это оскорбительная формулировка. Воспитание детей — это очень тонкий процесс, и страны, которые заинтересованы в своем будущем поколении, США например, своих детей воспитывают в духе патриотизма и любви к своей стране. Я с трудом себе представляю, чтобы в Америке продавались книги для детей, в которых было бы написано о том, что они — потомки белых завоевателей, уничтоживших индийские племена.

Насколько я понимаю, вы подали в прокуратуру заявление о соблюдении 436-го федерального закона?

— Нет, я направил заявление в прокуратуру, в котором написал, что усматриваю здесь возможный признак исторической фальсификации. Если это 436-й закон, то, возможно, это так. Пусть прокуратура разбирается. Принимает то решение, которое считает законным.

Скажите, а чему, на ваш взгляд, сейчас нужно учить детей? Какими должны быть детские книги?

— Детские книги должны воспитывать безусловную любовь к своей Родине и учить детей основным человеческим принципам. Если говорить конкретно, то мировая история, российская в том числе, очень сложная, ее очень трудно правильно подать детям. И я не думаю, что кто-то сегодня захочет, чтобы в книжках для татарских детей писалось про 300-летние завоевательные или освободительные войны с Россией. Очень щекотливый вопрос. Мы возвращаемся к конкретной ситуации: нигде нет ссылки на то, что красный цвет на флаге — это кровь, пролитая в борьбе с русскими завоевателями: войны между Россией и Ливонией завоевательными никогда не признавались.

Запись в вашем твиттере стала причиной возврата книги из всех книжных. Так ли должно работать гражданское общество?

— Я считаю, что это право любого книжного магазина — вернуть ту книгу, которую он не считает нужным продавать. И наоборот, ограничивать то, что они считают вредным. Я рад тому, что основные книжные магазины заняли правильную государственную позицию. Я не думаю, что власти Литвы поддержали бы эту книгу. Кстати, на их сайте нигде не написано про цвет крови и русских завоевателей. Я верю, что издательство не хотело негативных последствий. Думаю, что руководство издательства этого вообще не видело. Я наткнулся на эту запись случайно. Надо было об этом сказать, и на этом инцидент был бы исчерпан. Но, к сожалению, издательство занимает совершенно иную позицию, пытается предстать в роли диссидентов. Я этого не понимаю.

Если прокуратура не найдет нарушений, значит, книгу нужно будет вернуть в книжные магазины?

— Это будут определять книжные магазины, если у них не будет запрета на распространение этой книги, дальше это уже вопрос их права.

Тот же книжный магазин «Москва» до сих пор продает сталинистскую литературу.

— Мне трудно оценивать.

Виталий Зюсько — о том, что такое закон о защите детей от вредной информации, и о самоцензуре российского книжного бизнеса

Вашу книгу Хинштейн увидел в книжном магазине «Москва» на Тверской 8 июля, о чем написал в своем твиттере. Как отреагировал магазин?

— «Москва» отреагировала на следующий день, заблокировав продажи «Флагов мира». Хотя до этого магазин выбрал книгу как потенциальный хит и сделал приоритетную выкладку — это когда книга не просто стоит на полке корешком, а находится на книжном кубе или стойке. Как правило, для выкладки выбираются пять-семь книг, у которых, по мнению магазина, есть коммерческий потенциал. Книга вышла в мае, и это был хит, потому что аналогов таких проектов у нас в детской литературе не было. По продажам в «Лабиринте» «Флаги мира» в течение месяца были на первой странице общего рейтинга (16–18-е место из всего книжного ассортимента «Лабиринта»). Потенциал был. Мы отгрузили практически весь тираж, три тысячи, и на складе оставалось максимум сто штук. Думали, что к первому сентября нам придется делать второй тираж и, может быть, даже увеличивать количество экземпляров. Мы хотели делать пять-семь тысяч.

«Москва» обращалась за разъяснениями?

— Да, мы им объяснили нашу позицию. Магазин написал письмо: «В связи с публичной претензией к книге Сильви Беднар «Флаги мира для детей» продажи указанной книги приостанавливаются до выпуска тиража в исправленной редакции».

Хотя два года назад, когда был скандал со сталинистской литературой, руководство «Москвы» стояло за демократию в своем независимом книжном. Они говорили, что книжки серии «Сталинский ренессанс» убирать не будут. Зато детскую книжку, которая не понравилась депутату, они, как дрессированные собачки, убирают сразу.

Кроме «Москвы» вам кто еще тираж возвращал?

— Read.ru, ozon.ru, «Лабиринт», «Книжный клуб 36.6». Эта книга не продается нигде. «Москва», кстати, была единственным магазином, который письменно аргументировал свое решение. Остальные либо просто молча возвращали, либо говорили, что пока вот такая публичная история, мы продавать не будем. Некоторые обвиняли нас в том, что издательство занимается политикой.

А вы занимаетесь?

— Мы публично много раз говорили, что «КомпасГид» оставляет территорию детства нейтральной: мы не занимаемся ни политикой, ни религией и не вмешиваемся в институт семьи. Понятно, что все эти обвинения в политизации для независимого детского коммерческого издательства просто смешны. Нас назвали русофобами — это обидно, и обвинения в фашизме — это тоже очень обидно. Мы как раз единственные, кто выпустил антифашисткую новеллу «Коричневое утро» — книгу, которая даже повлияла на выборы во Франции и не допустила прихода к власти националистов. Мы выпускали детские пособия по правам человека, поднимали темы, табуированные в нашем детлите: смерть, насилие в школе, в семье, ядерное оружие и другие. Это приглашение редакции к диалогу — пришло время поговорить. История с «Флагами мира» лишний раз продемонстрировала, что в обществе есть психотравмы, есть непроговоренные проблемы, нет единого языкового кода, и поэтому мы не можем договориться. Нет вообще культуры дискуссии. Мне кажется, что в других странах, где понимают, что только суд имеет право что-либо запрещать, выставили бы эту книгу на еще более видное место, объяснив, что эта книга обсуждается. Таким образом магазины поддержали бы призыв к дискуссии. «Вот одному человеку показалось одно, а вы можете купить эту книгу и составить свое мнение». В данном же случае налицо культура запрета и вмешательства в институт семьи, ведь только родители вправе решать, что будет читать их ребенок.

Ситуация с Хинштейном и «Флагами мира» — следствие закона о защите детей от вредной информации (Федеральный закон 436)?

— Мне кажется, это просто отсутствие консолидации в книжном бизнесе. Вместо того чтобы заработать деньги на этой книге — депутат рассказал о ней, и ее обсуждают, — магазины снимают ее с продажи. Никто ведь ничего не запрещал, но все уже сами себе всё внутренне запретили, а нас еще попутно обвинили в русофобии. Хотя, естественно, любые законы, связанные с печатным словом, обостряют внутреннюю цензуру. Все мы носители советского менталитета, а значит, заражены вирусом этой самоцензуры — мы заранее для себя решаем, что плохо, а что хорошо, за что посадят, а за что нет. Мне кажется, профессиональное сообщество стало еще глубже погружаться в болото внутренней цензуры. В течение года я и мои коллеги об этом говорили. На книжной ярмарке non/fiction в 2012 году этому закону была даже посвящена дискуссия на детской площадке, а на последнем книжном салоне в Питере — круглый стол. По вопросам из зала было понятно, что профессиональное комьюнити уже согласилось с этим законом. Всех просто волновал вопрос, как сделать так, чтобы у нас не было никаких проверок, никаких проблем, чтобы нас просто не оштрафовали и не посадили.

То есть и в случае с Хинштейном сработала самоцензура?

— Да, ситуация с депутатом показала, что достаточно одного эмоционального высказывания в твиттере, чтобы буквально за неделю все согласились с его обвинениями, даже не сделав попытку в них разобраться. Получается, одно слово политика или чиновника может утопить любой проект. Мы объясняли нашу позицию, мы объясняли той же самой «Москве» всю абсурдность обвинения, но наши аргументы, видимо, были не слишком им нужны. В России нет официальной цензуры, и по большому счету не нужно тратить государственные деньги на создание каких-либо специальных комитетов: профессиональное сообщество цензурирует себя само, абсолютно добровольно.

Насколько принципиально то, что книга не понравилась именно депутату?

— Индустрия восприимчива в первую очередь к критике со стороны госструктур.

Как вообще регулируется деятельность детского книгоиздательства?

— Каждая книга получает сертификат СанПиН. Это технические вещи: выбор шрифта, кегль, межстрочный пробел. Если книга для дошкольного возраста, важно, чтобы текст не залезал на цветной фон или на иллюстрации. Есть еще регламент относительно читательского возраста: дошкольный, младший школьный, средний и так далее. Эти нормы были всегда, еще с советского времени до всякого 436-го закона, и их никто не отменял. Только теперь мы еще должны указывать: «согласно такому-то закону, «0+», «6+», «12+».

А где это ставится? Так сразу и не найти. При обсуждении закона предполагалось выносить это на обложку.

— В этом году поступили рекомендации, что на обложке мы ничего не ставим. Так что эта информация — в выходных данных.

Пришлось ли вам как-то пересматривать возраст потенциальных читателей для каких-то книг, чтобы не попасть под действие закона?

— Мы подняли все наши книжные проекты — у нас все полностью соответствует нормам. Нам не пришлось пересматривать возрастной адресат для наших книг. Мне кажется, этот закон вообще не нужно было принимать, ведь регламент насчет указания возраста уже был. И так было понятно, что издательство, прежде чем сдать книгу в печать, указывает рекомендованный возраст, понятный и для магазинов, и для библиотекарей.

Источник: Большой город

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.