Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

И, как пчелы в улье опустелом, дурно пахнут мертвые слова

01.01.2013

Эти Гумилёвские строки (не за них ли рыцари с холодным сердцем и грязными руками, предки Николая Ежова, и умертвили автора?) вернулись ко мне, хотя никогда далеко и не уходили, когда по случаю 50-летия капитуляции фон Паулюса российские ТВ и сеть наполнились великим шумом не о названии города на одну неделю в год — а об истине, о том, чтобы слова наши были «да, да и нет, нет».

В четверг вечером Александр Архангельский так просто, как проста правда, анатомировал дурно пахнущие мертвые слова главного редактора газеты «Завтра», что я решился попробовать дополнить поневоле утрамбованные ТВ-форматом доводы.

«И в Евангельи от Иоанна,/ Сказано, что слово это Бог», напоминает Гумилев в том же стихотворении. Это ведь так очевидно в нашей заземленной повседневности, что нет смысла диалектически спорить о том, первична ли материя или кто сделал человека из предка человека, «труд или Слово?». А вот кощунствующему т. Проханову — Сталинград есть новый Вифлеем — уместно и своевременно (вес-то явно нездоровый!) позаботиться о том, куда он при определенном переходе из одного биологического состояния в другое поедет: вверх или вниз. Понадеемся, что глумление над Словом простится мифотворцу Проханову… Что его прямая ложь о мессианстве богоотступника т. Сталина не окажется чересчур весомой на том безмене, что ангел держит в руке на Страшном суде, а не на заседании ОСО, штампующем тысячные списки невинных «по первой категории», в Бутово, в Донской крематорий и тому подобные места; имя им на карте страны, замученной многодесятилетней ложью — легион.

Как не понять, что почти столетним ветеранам (да и то далеко не всем), чьи награды в совокупности весят едва ли не больше, чем они сами, часто хочется, как бедному Фаусту, вернуться в молодость и до боя взять партбилет — но ведь Фауст не так уж хорошо кончил.

Мне же, по возрасту и жизни, пришлось слушать рассказы очень многих храбро воевавших в 1939-1945 годах, для которых имя т. Сталина и аббревиатура ВКП /б/ были объектом всежизненной ненависти. Как жаль, что Хронос не дал им живьём принять участие в очередном топонимическом споре.

Но не только об именовании мест речь: первое поручение Творца Адаму состояло в том, чтобы первочеловек НАЗВАЛ увиденных им животных и растения. Чтобы тигр был тигром, а не змеей. Чтобы мы компьютер называли компьютером, а не помойкой, из которой удобно извлекать несвежие прохановские фантазмы облаге великих строек коммунизма.Об этом трактует философская доктрина номинализма: имя есть в большей степени суть предмета, чем сам предмет. Вот почему у многих африканских племён только сам человек знает своё подлинное имя, все остальные пользуются обиходным. Так что наводить на него сглаз — дело никчёмное: дурной глаз повредит не ЕМУ. У некоторых других племён человек, претерпевший смертельную опасность, меняет имя, чтобы с прежним улетучился злой рок. Всё это к тому, что проживать в Санкт-Петербурге и Симбирске — здоровее для духа и тела, чем в Ленинграде и Ульяновске!

Вообразим, что станет с детьми и детьми детей, усердно посещающих гимназию им. Джека Потрошителя, ходящих туда по улице Соловья Разбойника у станции метро им. Чикатило? Детей, которые, подросши, будут пить пиво, изготовленное на фабрике имени Великой Чумы? Строить города Молотов, Дзержинск, и так почти по всей шестой части суши.

Неужели сознание-подсознание этой популяции не окажется почти необратимо изуродованным? Так что никакие последователи Фрейда с Юнгом не сумеют откорректировать причинённых повсеместной ложью увечья. Ведь на что национал-социализм, сиамский близнец Передового Учения, знал толк в мифологическом агитпропе, в насильственном возвращении германской нации в великое языческое прошлое — однако никакому Геббельсу, мастеру пропаганды, не надумалось Мюнхен переименовывать в Волсунгштадт или Унтер ден Линдеи в Брюнхильдештрассе.

Я часто заглядываю на сайт «Возвращение» (vozvr.ru), делающие его люди посвятили себя топонимической медицине. В четверг вечером я был утешен и просто говорящим Архангельским, и представителем Бутовского мемориала, и теми тысячами (телевизионные подсчеты, кстати, кажется, не многим отличаются от подсчетов на избирательных участках), что не одобрили звонками и эсэмэсками зарапортовавшегося борца за дело Ленина-Сталина. И конечно же мастерством модератора передачи Владимира Соловьева: и беспристрастность, и открытость позиции. Как не посочувствовать г. Мироненко, третейскому судье дебатов: по его губам я угадывал слова, которые рвались у него изо рта!

Желаю Проханову (а себе тем паче) дожить до очистки Красной площади, а заодно и всех российских городов и вообще обитаемых мест от разного рода потрошителей!

Никита Кривошеин, либерал

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.