Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Массовые репрессии прячут в архивах

17.05.2013

Архивные документы, связанные с массовыми репрессиями, становятся все менее доступны для исследователей. Из-за ограничения доступа к ним вынуждена была фактически приостановить свою работу Синодальная комиссия РПЦ МП по канонизации святых. Об этом сообщил член этой комиссии, ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) протоиерей Владимир Воробьев.

 

Выступая 15 мая на презентации книги «Пострадавшие за веру и Церковь Христову. 1917 — 1937», посвященной Новомученикам и Исповедникам Российским, он сказал: «Мы не можем выявить сейчас все документы, которые необходимы. Раньше можно было это делать, а теперь стало трудно».

О. Владимир Воробьев пояснил, что сотрудничество патриархии с архивом ФСБ продолжается. В частности, одним из плодов этой совместной работы стал выпуск представленного уникального издания. Вместе с тем, исследователи из ПСТГУ ожидали, что по окончании срока давности (50 лет) многие документы, связанные с гонениями на Церковь, будут открыты. Однако приходится констатировать, что этого не происходит. «Многие документы остаются закрытыми, а некоторые — исчезают», — приводит слова священника «Благовест-инфо». При этом он отметил, что речь идет не только об архивах ФСБ, но и о других хранилищах документов, например, о Государственном архиве РФ (ГАРФ).

«Это горестный процесс для нас», — подтвердила научный сотрудник ПСТГУ Лидия Головкова, составитель представленного на презентации альбома.

«Я как-то просматривала в ГАРФе толстенное дело В.Ф. Джунковского за 1919 — 1921 годы (Джунковский — московский генерал-губернатор, расстрелянный в 1937 году на Бутовском полигоне. — Прим. ред.). А когда заглянула в него через несколько лет, оно было все зашито, лишь несколько листочков остались доступными», — привела пример Головкова.

С подобными же примерами сталкивались и другие участники вечера, имевшие дело с архивами.

Смысл таких ограничений, введенных в последние годы, не очень понятен, считает ректор ПСТГУ. «Вряд ли кто-то из нынешних сотрудников ФСБ солидаризуется с ушедшими событиями. ФСБ — это совсем другое учреждение, и мне кажется, важно было бы подчеркнуть отсутствие преемственности с НКВД. Вероятно, это инерция старых представлений», — предполагает он.

О. Владимир Воробьев предположил, что власти боятся «разжигания процесса» и «нагнетания истерии», связанных с выступлениями оппозиции на Болотной, и, в частности, того, что архивные документы будут доступны для людей, которые «готовы обрушить действующую власть».

«Это политика государства, поэтому не может быть претензий к отдельным людям. Можно было бы ходатайствовать в Госдуму или в правительство, но мы этого делать не будем… Есть евангельское обещание: нет ничего тайного, что не стало бы явным. Но, видимо, время еще не пришло», — заключил ректор православного университета.

Еще в 2009 году в ходе конференции «Прославление и почитание святых» глава Синодальной комиссии по канонизации РПЦ МП митрополит Ювеналий заявил, что изъятие и засекречивание документов, находящихся в государственных архивах, существенно затрудняет ее работу.

Член комиссии игумен Дамаскин (Орловский) сообщил тогда же, что, начиная с 2000 года, государственные власти изымают и засекречивают из архивов документы, связанные с тайными агентами ОГПУ, что существенно затрудняет выяснение всех обстоятельств жизни людей, которые могут быть канонизированы как Новомученики.

Источник: Credo.ru

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.