Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Медиабитвы вокруг «программы десталинизациии»

01.01.2013

Рачинский Ян Збигневич, Член Правления Международного общества «Мемориал», сопредседатель «Московского Мемориала»

 

Я сосредоточусь главным образом на откликах негативных.

Выступлений в поддержку было заметно меньше, чем нападок. Это нетрудно понять – сторонникам этой программы, которую неудачно именуют программой десталинизации, все предложения кажутся совершенно естественными, если не тривиальными. В них нет ровно ничего нового и революционного. 

Начну, пожалуй, с публикаций как бы социологических.

Первым подсуетился небезызвестный Кургинян, организовавший опрос с помощью своих сторонников. Наверняка некоторые из присутствующих видели анкету этого опроса. 

Начинается она весьма респектабельно: «Прежде, чем ответить на вопросы, ознакомьтесь с объективной информацией. Мы предлагаем Вам не свою точку зрения, а совокупность точных цитат, выражающих суть предложений Совета по правам человека и гражданскому обществу при Президенте РФ».

На следующей странице перечислены девять пунктов, из которых только в двух есть кусочки цитат – правда, не из самой программы, а из преамбулы.

Все остальное – сознательная злостная фальсификация. Например, такой пункт, якобы предлагаемый Советом: «Необходимо признать Советский Союз «тоталитарным» государством и на этом основании считать его таким же, как гитлеровская Германия.».

И после этого предлагают ответить на вопрос: «Нужно ли в России осуществлять программу, предполагающую признание Советского Союза преступным государством, осуществлявшим геноцид собственного народа и виновным в развязывании Второй мировой войны

В этой истории занятно не то, что Кургинян ведет себя как отъявленный мошенник – к этому все уже привыкли. Интересно, что даже на столь утрированно и провокационно поставленный вопрос 9% ответили «да».

 

Но опрос проводил не только Кургинян. Мнением россиян инициативно поинтересовался и ВЦИОМ, проведя опрос 16-17 апреля в 138 населенных пунктах.

Интерес представляют не только сами результаты опроса, но и то, как они были представлены – в двух пресс-релизах с разрывом в 3 недели.

Первый пресс-релиз 27 апреля комментировал гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров, который не скрывал своего мнения о, как он выразился, «доморощенных десталинизаторах». «Какой головой надо думать, чтобы вбрасывать эту тему, когда у страны масса болезненных проблем?» — удивляется он в беседе с «МН». По мнению Федорова, пересмотр ошибок прошлого интересен лишь историкам и остаткам советской интеллигенции, а простых россиян волнуют цены на картошку и очереди в детские сады».

Вопросы о программе «десталинизации» были сформулированы своеобразно.

В результате 45% согласились с тем, что ««Десталинизация» – это миф, пустые слова, не имеющие ничего общего с реальными задачами, стоящими перед страной, это просто приведет к ограничению свободы слова, исковеркает историческое сознание россиян, сделает его однобоким», а 26% сочли, что ««Десталинизация» – очень своевременная мера, Россия не сможет двигаться дальше, успешно развиваться, не осознав ошибок прошлого и официально не признав их, и этим должно заниматься государство».

Но 17 мая выяснилось, что в этом опросе были и другие пункты. И новый пресс-релиз прокомментировала Ольга Николаевна Каменчук – директор ВЦИОМа по коммуникациям. Я приведу цитату из ее статьи в «Независимой газете»:

«Зачем нам нужна десталинизация? Хорошо, когда проходят страх и ненависть, но, когда растет уважение к мудрости тирана и высятся аргументы в оправдание его преступлений, причем и среди новых поколений, становится тревожно.

Самой главной жертвой сталинского 30-летия стали мы сами. Наших дедов и отцов не только расстреляли, их детей лишили памяти. …

Сталинские десятилетия лишили и современников, и потомков уважения не только к собственности, но и к личности.

В апреле 2011 года ВЦИОМ провел общероссийский опрос, посвященный тому, какие из инициатив в рамках процесса десталинизации поддержали бы наши сограждане. Большинство респондентов (71%) … поддержали необходимость рассекретить документы, связанные с политическими репрессиями в стране. Половина наших сограждан (51%) поддержала бы инициативу по установлению памятников жертвам репрессий во всех крупных городах и селах (32% – «против»), почти столько же (48%) выступили бы за запрет давать названия населенным пунктам, улицам, площадям и т.д. в честь людей, несущих ответственность за массовые репрессии и другие тяжкие преступления против прав и свобод граждан (34% составили бы противники такой инициативы).

Список можно продолжить. Ясно, что если начатое на рубеже 1950–1960-х, а также 1980–1990-х будет продолжено сейчас, возможно, перестанет расти число тех, кто уважает кровавых вождей». Конец цитаты.

Добавлю еще неупомянутое – что перезахоронение Ленина поддержали 52% опрошенных (30% против), а 47% поддерживают идею «направлять часть прибыли предприятий, созданных с использованием труда заключенных лагерей и тюрем, в фонд, призванный поддерживать реабилитированных граждан» (25% против).

Таким образом, по опросу ВЦИОМа, возражения вызвали только два пункта: пересмотр праздничных дат и увольнение чиновников за публичное отрицание преступлений сталинизма. Впрочем, и это, вполне вероятно, связано со смутным представлением о реальном смысле этих предложений.

 

Похоже, что руководители ВЦИОМа в одном и том же опросе увидели совершенно разное – каждый комментировал ту часть результатов, которую считал главной.

В принципе, вполне обычная ситуация.

С предложениями Совета произошло иначе. Если бы разные люди обратили внимание на разные ее части и оценили по-разному, – это было бы нормально.

Но в большинстве случаев критике подверглось не то, что в ней есть, а то, чего в ней нет и в помине.

К сожалению, полный текст предложений Совета так и не был широко опубликован в традиционных СМИ, и многие авторы беззастенчиво этим пользуются.

Да и не только авторы – целые институции.

Например, РЕГНУМ, ошибочно именуемый информационным агентством. С момента появления в Интернете текста программы, т.е. с 21 марта, РЕГНУМ опубликовал около сотни материалов, посвященных «десталинизации».

Дезинформация началась с заголовка первой же заметки – она называлась «Совет по правам человека при Президенте РФ признал ответственность СССР за геноцид и Вторую мировую войну». Позже были и прямые фальшивки: так, например, 7 апреля РЕГНУМ распространил сообщение что «Президентский Совет по правам человека не против введения цензуры в России».

Чтобы понять характер «информации» РЕГНУМа, достаточно прочесть заголовки, приведу несколько:

·        Программа «десталинизации» – проявление девиантного поведения

·        «Десталинизация» ведет к гражданской войне

·        «Десталинизация» – провокация, направленная на развал общества

·        Российский исторический мазохизм опасен для Украины

·        Десталинизация России чревата для неё катастрофой

·        «Десталинизация» ударит по ветеранам Великой Отечественной войны

·        Россияне Эстонии: «Десталинизация» отторгнет соотечественников от Кремля

·        Идея «десталинизации» похожа на выкидыш

·        «Десталинизация» – кампания идеологического террора

·        Последствиями «десталинизации» станут материальные и территориальные претензии к России

·        Русофобия и десталинизация: два сапога пара

·        «Десталинизаторы» собрались утопить Россию в бесконечном комплексе неполноценности

·        «Десталинизаторы» поют под дудку провокаторов с Запада

·        Зачем России навязывают возобновление гражданской войны?

·        Русская община Латвии: «Десталинизация» – разновидность мазохизма

·        Ветеран войны: десталинизация на руку деструктивным политикам (Литва)

·        Полковник КГБ в отставке: «Десталинизация» – «духовная диверсия», направленая на развал России

Впрочем, с дюжину положительных отзывов тоже можно найти – почти всё это отзывы украинских, польских или прибалтийских политиков.

В большинстве же стилистика напоминает худшие образцы советского агитпропа.

И это не случайно – главный редактор РЕГНУМа Модест Колеров и сам опубликовал статью с выразительным названием: «Навязанная Медведеву предвыборная «десталинизация» – невежество, инквизиция и гражданская война». В ней он сам себя называет «практиком информационной работы» – лексика статьи, не слишком отличающаяся от перечисленных заголовков, подтверждают справедливость этой характеристики. Типичный «бубен партийной пропаганды», пользуясь его же выражением.

Судя по отношению к программе «десталинизации», Колеров принадлежит к одной партии с Зюгановым. На сайте КПРФ формулировки вполне сходны – «смесь инквизиции и гестапо», «идея, которая была выдвинута господином Даллесом из Центрального разведывательного управления США… еще в 45-м году», ну и так далее.

Статьи эти в большинстве похожи на погремушки – несколько трескучих штампов, за которыми пустота. Попытки аргументации крайне редки, а те, что попадаются – почти никогда не связаны с реальностью.

Если же систематизировать вымыслы, звучащие в адрес программы, то наиболее распространены следующие:

 

1)      якобы от России требуют покаяния – при том, что слова «покаяние» вообще в тексте предложений нет.

2)      якобы требуют признать ответственность России за преступления СССР (Дюков в том же РЕГНУМе: Реализация «программы Федотова» открывает путь для получения Литвой столь вожделенных многомиллиардных компенсаций). Программа предусматривает осуждение преступлений СССР, но Россия была одной из жертв этих преступлений, и это прямо указано в программе.

3)      Якобы в программе приравнивают СССР и Германию и объявляют СССР виновником войны (Пушков – есть опасность смазывания глубоких различий между сталинским СССР и нацистской Германией)

4)      собираются уволить всех коммунистовпредпринимается попытка развернуть откровенную «охоту на ведьм»» – это говорит не только председатель профсоюза ведьм Зюганов, но и персонажи из других партий)

5)      якобы намерены ввести единую и обязательную идеологию (Дюков: в «Предложениях» Совета предусматривается юридическое закрепление в качестве официальной определенной идеологической концепции истории России ХХ века и преследование государственных служащих, несогласных с ней).

 

Опровергать этот вздор нет необходимости – достаточно прочесть текст предложений.

Но появляются такие интерпретации не случайно – базой для них является конспирологическое сознание, воспитанное советской (а отчасти уже и постсоветской) пропагандой; привычка обсуждать не опубликованный текст, а цели, которые якобы преследует автор.

Это свойственно разным группам и проявляется неодинаково. Одни за призывом осудить преступления коммунистического режима видят происки Запада, другие – пропагандистскую акцию, стремление российских властей улучшить свой имидж.

Ведь есть и такая критика: «Зачем бороться со Сталиным, если Путин – это Сталин-лайт сегодня«; депутинизация России сегодня гораздо актуальнее декоративной десталинизации. И «моральные» соображения выдвигаются: нельзя проводить десталинизацию руками репрессивного режима.

Неясно, правда, когда и откуда возьмется другой режим, если не заниматься «десталинизацией».

Тревожно, когда либералы видят цель прежде всего в смене власти, а не в изменении общественного сознания. Если для коммунистов это вполне естественный подход, то для демократов как-то не совсем.

 

И в заключение – самый замусоленный вопрос: о Сталине и Победе.

Один из комментаторов заметил, что в России память о Победе – это заменитель национальной идеи. Не знаю, что такое национальная идея и зачем она нужна, но то, что память о Победе в России заменяет многое, это правда.

Например, Победа сегодня все еще фактически заменяет индульгенцию коммунистическому режиму и тоталитарному государству. Не случайно так часто звучат утверждения, что «на самом деле господа, сочинившие этот документ, целят в Победу» «Десталинизация – это война с Победой как смыслом существования государства».

Одна из важных проблем самоидентификации – кому мы наследуем: народу, который добыл Победу ценой чудовищных жертв, или сталинскому режиму, который мародерски приписал Победу себе?

У этой проблемы есть и зеркальное отражение, не всегда осознаваемое в таком качестве, – это вопрос об ответственности за коммунистическое порабощение Европы. Советские солдаты шли, говоря попросту, добить агрессора; никто из них не думал о переустройстве мира, да их и не спрашивали.

И вот что очень характерно для многих критиков – коммунистов, державников (в худшем смысле этого слова) и националистов. Бремя славы победителей они готовы принять – это для них подтверждение величия державы, генералиссимуса, коммунистического руководства и так далее. Как только речь заходит о насаждении коммунистического террора в Восточной Европе – они уже ни при чем, и вообще это, оказывается, очернение советского солдата…

Но кроме этой уже набившей оскомину двойной бухгалтерии, есть еще одна сторона.

Победа не только заменяет многое, но ею многое маскируют.

И главное, что ею маскируют, – это идея, что государство превыше всего, что именно государство – главный творец Победы всегда и везде.

А предложения Совета, действительно, с такой идеей плохо согласуются. И даже совсем не согласуются.

Вероятно, именно поэтому некоторые прямодушные люди вроде Сергея Маркова сразу заявили, что программа «десталинизации» направлена против Путина.

Но это уже к Победе не имеет никакого отношения.

 

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.