Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

«Пилю дрова, народу много, и все как муравьи копошатся». Письма из ГУЛАГа

24.09.2014

По официальной статистике, 50 000 жителей красноярского края с 1929 по 1960-е годы были арестованы и отбывали наказание в сталинских тюрьмах и лагерях. Из них 18 000 — расстреляны.

Письмо из ГУЛАГа

Но жертв политических репрессий было намного больше. Это и ссыльные, и спецпоселенцы, и те, кто был выслан за пределы края. На сегодня ГУВД Красноярского края уже выдало 500 000 справок о реабилитации.

«Я стал совсем седой»

«Настроение неплохое, кругом северная тайга, однообразно, но в лесу хорошо. Пилю дрова, народу много, и все как муравьи копошатся. Я стал совсем седой, даже моя длинная борода поседела.
Целую всех крепко, ваш папка».

Александр ЯВОРСКИЙ, учёный, краевед, художник, основатель и первый директор заповедника «Столбы», в 1937 году попал под жернова сталинской системы. Его арестовали по обвинению в антисоветской агитации и на 10 лет отправили в лагеря. В Вятлаге он написал поэму «Столбы». А в письмах к 10-летней дочери Алевтине пытался дать то, чего была лишена девочка без отца. Постоянно спрашивал её об учёбе в школе, друзьях, обо всём, что её окружает и волнует. После освобождения Александр Леопольдович вернулся в Красноярск. Но в 1948 году снова был арестован и приговорён к бессрочной ссылке. Ему повезло дожить до смерти Сталина и попасть в первую волну реабилитации — в августе 1954 года его освободили.

«Часто вижу тебя во сне, ты кажешься мне уже большой. Пошёл третий год вашего сиротства, и кто знает, когда ему будет предел. Духом не падай, крепись и учись, со всеми трудностями стойко борись. И последний отцовский совет прими. Мамочку милую, как прежде, люби.
Целую без конца, папа».

Эти слова своей дочери Инне писал Ионатан ДИСТЕРГОФТ. В 1937 году по обвинению в создании антисоветской организации он был приговорён к 10 годам. Попал в Амурлаг, затем этапирован в Сороклаг (Коми АССР). Жену Дистергофт Марию Дмитриевну арестовали в августе 1941 года по подозрению в антисоветской агитации. А Инну отчислили из мединститута как дочь врага народа. Ионатан Готлибович писал дочери трогательные письма в стихах, а однажды на обороте своей фотографии сделал предостережение: «На далёком Севере не забудь нас и не допускай, чтобы кто-нибудь выколол нам глаза. Может, ещё и встретимся». В то время нередко на фотографиях выкалывали глаза «врагам народа». В декабре 1941 года Дистергофт умер в лагере, а реабилитирован был лишь в 1955 году.

Продолжились в детях

Это лишь две судьбы. А сколько их было — заживо сгноённых в лагерях, раздавленных, униженных… Только по официальной статистике 50 000 жителей Красноярского края с 1929 по 1960-е годы прошли сталинские лагеря. О них в том числе говорит выставка, которая открылась в КИЦ. История заключённых сталинских лагерей, рассказанная ими самими с помощью писем, которые они отправляли своим детям на волю. Это необычные письма: с вкраплениями рисунков, поделок, придуманных рассказов, сказок. Оторванные от родных, люди пытались поддерживать связь сдетьми, влиять на них, воспитывать, передавая свою любовь и заботу. Например, заключённый Соловков Алексей ВАНГЕНГЕЙМ, организатор и первый руководитель единой гидрометеорологической службы СССР, превращал письма к дочери в гербарий растущих на острове растений и в учебник арифметики. Профессор Гавриил ГОРДОН прислал своим детям две тетрадки — своего рода трактат по всемирной истории и философии. Владимир ЛЕВИТСКИЙ, председатель филателистического общества, сочинял для сына этнографические очерки, сопровождая письма рисованными марками. Из семи человек вернулись к своим семьям только двое. Однако такое «дистанционное воспитание» не прошло даром. Их дети продолжили увлечения отцов, став учёными, педагогами, исследователями и филателистами.

Источник: АиФ на Енисее

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.