Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Творческий донос

16.09.2013

Виктор Панов5 февраля 1938 года в газете «Известия» была опубликована рецензия «Об одном толстом журнале», обзор публикаций журнала «Красная новь». Под ней стояла подпись – А.Адалис, большая  её часть была посвящена разбору повести Виктора Панова «На Севере». Вот  выдержка  из рецензии:

«Теперь перейдём к повести, до сих пор не нашедшей достойной отповеди нашей критики. Оба факта — её появление на страницах советского журнала и молчание присяжных критиков — свидетельствуют о том, что слова о бдительности для некоторых литературных работников остаются лишь заклинательными словами для официальных выступлений, а также, может быть, и о том, что многие наши критики вовсе не читают толстых журналов.

Речь идёт о повести Виктора Панова «На Севере», открывающей 5-ую книгу «Красной нови» за 1937 год. Повесть эта могла бы появиться в любом западном буржуазном журнале в качестве очередной развесистой клюквы на тему о Советском Союзе и очередной клеветы на советских людей.

Сие бездарнейшее произведение становится ещё более вредным от того, что автор посмел с необычайной развязностью «обыграть» тему освоения Севера наркомвнудельцами, тему перевоспитания людей…»

Жизнь какая она есть

Так вот, оказывается, где зарыта собака! Речь в повести Панова идёт о том, как Советская власть осваивала Север. Слово «наркомвнуделец» из того ряда новых слов современной советской истории, в числе которых чекист, спецпоселенец, ГУЛАГ, каналоармеец, зек… Если «каналоармеец» — это заключённый, труд которого использовался на строительстве Беломоро-Балтийского канала, то «наркомвнуделец» — это каждый из тех заключённых, которые числились за НКВД — Наркоматом внутренних дел, а также высланные в Северный край (в нашем случае) раскулаченные граждане Советского Союза.

В повести рассказывается о труде спецпереселенцев на лесоразработках в Северном крае. В те времена, которые описаны в произведении, Коми область входила в состав Северного края, что даёт основания считать повесть «На Севере», рассказывающей и о Коми крае, ибо автор не называет конкретной географической точки, где происходят описываемые события.

Тяжёлый труд, каждодневное однообразие дополняются присутствием в повести бывшего офицера царской армии, который что-то замышляет, кулака, который живёт жаждой мести… Затронута и тема побега из этого рая перевоспитания. Короче, розовым краскам здесь неоткуда было взяться. 

Судьбоносная отсрочка

Скорее всего, бдительное око НКВД уже тогда не обошло вниманием «сигнала» автора рецензии. И самой повести тоже, и самого автора Виктора Панова. Да, наверное, время было благосклонно к нему. Именно в 1938 году происходит смена в руководстве НКВД СССР, когда с приходом туда Берии наступает некоторое затишье в арестах. Кроме того, вполне возможно, угрозу ареста отвело тогда от Панова ещё одно обстоятельство.

12 февраля 1938 года в газете «Комсомольская правда» появляется коллективное письмо под заголовком «Клевета на молодого писателя». Письмо подписано Антоном Макаренко, Анной Караваевой и А.Эрлихом, тем самым, кого Алексей Максимович Горький включал в состав «литературного десанта» на строительство Беломоро-Балтийского канала… Эти писатели  выступили в защиту Виктора Панова. И довольно резко. Цитирую: 

«А. Адалис говорит, что повесть Панова — бездарнейшее произведение. По нашему мнению, у Панова есть слабые места, но его даровитость не подлежит сомнению: у него хороший глаз, ясное и выразительное слово, честное отношение к теме. Но если бы даже он был бездарен, то нельзя же расправляться с ним при помощи самой обыкновенной клеветы».

Причём, последние три слова в газете выделены жирным шрифтом. 

Кто же такой Виктор Панов? Он интересен уже тем, что первым среди наших литераторов рассказал о лагерном трудоустройстве соплеменников! Причём, на примере лагерей в Коми области… Отвело ли от него угрозу опубликованное в «Комсомольской правде» письмо? И, наконец, кто скрывается за подписью А. Адалис?

Практические поиски помогли найти ответы на  эти вопросы. Я разыскал адрес семьи Пановых, переговорил со вдовой писателя и  его дочерью. И вот что удалось выяснить.

Как пришёл в литературу?

Виктор Алексеевич Панов родился в 1909 году в Челябинской области, в крестьянской семье. Семилетка, землеустроительный техникум, Омский ветеринарный институт, из которого его исключили за «кулацкое происхождение». Работал на заводе, а по вечерам посещал литературное объединение при омской газете «Рабочий путь», в которой в 1928 году были напечатаны его первые стихи.

В 1929 году Панов приехал в Москву, показал рассказы и стихи Борису Пильняку, который нашёл их слабыми. Панов уехал в Архангельск, работал на лесопильном заводе, в областной газете «Правда Севера», затем спецкором всесоюзной газеты «Лесная промышленность». Тогда же издал две книги очерков.

То есть подготовка Панова к написанию повести «На Севере» шла очень плодотворно: он, как корреспондент областной и центральной газет, имел возможность видеть на практике всё то рабство, которое в те годы именовалось «перевоспитанием трудом». Вероятно, его очерки были интересны и злободневны, если он в 1934 году был принят в Союз писателей СССР, получил возможность поселиться под Москвой, в Переделкино.

В 1936 году вышел его роман «Река», а в 1939 и 1940 годах вышли отдельными изданиями повести «На Севере» и «Красный бор». Уже из этих биографических сведений видно, что рецензия-донос не сработала, а может быть, письмо писателей в защиту Панова смогло оказаться весомее. В 1939 году он поступает на исторический факультет Московского университета. Правда, учиться там ему позволили всего два года: в 1941 году последовал арест и осуждение на 10 лет лагерей.

Именно Виктору Панову, работавшему в столице Северного края, куда входила и Коми область, принадлежит первенство в разработке  темы рабского труда на лесоразработках. Он первым описал труд спецпереселенцев. И создавал свою повесть «На Севере» не наскоком, а по наблюдениям, по записям о встречах и разговорах со своими будущими персонажами…

Виктор Панов полностью отбыл десятилетний срок на Колыме. Потом была ссылка в Казахстан, где он работал корреспондентом газета «Павлодарская правда». Реабилитирован в 1956 году. Вернулся в Переделкино, работал в журналах, писал романы, повести. Оставил воспоминания, в том числе и о лагерной жизни. Умер в Москве в 1995 году.

Письмо от дочери писателя

Вот что написала мне дочь писателя Анна Викторовна: «О поэтессе Аделине Ефимовне Адалис почти ничего не знаю, когда-то по периодике (не помню, где) читала её воспоминания в связи с Валерием Брюсовым и рождении от него мёртвого ребёнка. 

Больше ничего сказать не могу, хотя, безусловно, мне надо бы знать об этой фигуре. Если Вам что-то попадётся, сообщите мне.

О романе «На Севере» могу сказать, что он навеян впечатлениями, полученными отцом во время работы в газете «Правда Севера» (Архангельск) в конце 20-х — начале 30-х годов. Перед этим романом были публикации, не забудьте также об очень молодом возрасте автора». 

 
Понимала ли оппонент Виктора Панова писательница Аделина Адалис, как её слово отзовётся

Кто стоял за подписью — Адалис

Вот мы и подобрались к автору рецензии-доноса. В 1976 году издательство «Наука»  выпустило том «Валерий  Брюсов» — это т. 85 «Литературного наследства», где это имя присутствует. АДАЛИС — псевдоним Аделины Ефимовны Ефрон (1900-1969), поэта, переводчика, автора сборников стихов, очерков, а также романов. Валерий Брюсов посвятил ей несколько стихотворений.

Адалис преподавала, заведовала «школой поэтики»… Короче, она прожила полновесную творческую жизнь. Вполне возможно, что в следственном деле Виктора Алексеевича Панова присутствует та рецензия-донос, но это обстоятельство никак не вредит самой Аделине Адалис, ибо в то время, в 1938 году, так и полагалось доказывать свою верность Родине: бдительностью, непримиримостью…

Правда, очень и очень хорошо, что в эти же времена жили и Антон Макаренко, и Анна Караваева…

Рассказ об Аделине Адалис был бы несколько искажён, если бы не её довольно широкая известность. Она справедливо занимала своё место среди поэтов, выступавших в 1920-е годы в театрах, клубах и на уличных площадках вместе с Есениным, Маяковским…

Но тут уместно было бы напомнить высказывание Сергея Довлатова о сталинских временах. Привожу его слова по памяти: «Сталин, конечно, упырь, но ведь были и 20 миллионов доносов…» Оставим это замечание писателя без комментариев.

Валерий Туркин, Анатолий Попов

Источник: Красное знамя

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.