Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Депортация без права на родину

09.03.2016

Восьмое марта для балкарцев – один из самых трагических дней в истории народа. 72 года назад более 37,7 тысячи человек – старики, женщины и дети – были погружены в товарные вагоны и на долгие 13 лет изгнаны из своих домов, с Кавказских гор.

Народ лишили родины, всех прав граждан страны, за которую на фронтах Великой Отечественной войны на тот момент воевал каждый четвертый его мужчина.

Депортация

Из общего числа высланных больше половины составляли дети, около 30% –  женщины, остальные – мужчины, в том числе вернувшиеся с войны после тяжелых ранений, и глубокие старики.

Ровно через месяц – 8 апреля 1944 года – был издан указ президиума Верховного совета СССР о ликвидации государственности балкарского народа. Согласно этому акту, этнические земли балкарцев были разделены между Грузинской ССР, которой отошел Эльбрусский район, и Кабардинской АССР, получившей остальные земли.

Балкарские аулы опустели, и даже память об этносе пытались стереть, переименовывая их.

Как пишет публицист Рая Кучмезова, за 18 дней пути в необорудованных вагонах от голода, холода и болезней умерли 562 человека. Те, кто пережил дорогу и лишения, оказались в огороженных и тщательно охраняемых местах.

«13 лет балкарцы жили на казарменном положении. В местах ссылки жизнь протекала в условиях особого, специального режима, определяемого жесткими правилами и инструкциями ведомства Берии.

Согласно им, все спецпереселенцы, начиная с грудных младенцев, ставились на специальный учет. Ежемесячно спецпереселенцы обязаны были отмечаться по месту жительства в спецкомендатурах и не имели права без ведома и санкции коменданта отлучаться за пределы района расселения», – рассказывает Кучмезова.

Причины и последствия

Насильственная депортация народа нанесла непоправимый урон демографии: смертность намного превышала рождаемость, что поставило этнос на грань выживания.

Согласно статистическим данным, к октябрю 1948 года численность балкарцев достигла самого низкого показателя – 31,7 тысячи человек. Люди погибали из-за невыносимого климата, болезней, голода.

А через месяц – 24 ноября 1948 года – Совет министров СССР принимает постановление, согласно которому «переселение в отдаленные районы Советского Союза чеченцев, карачаевцев, ингушей, балкарцев, калмыков, немцев крымских татар и других произведено навечно, без права возврата их к прежним местам жительства».

Как пишет в статье «Выселение балкарского народа в годы Великой Отечественной войны: причины и последствия» доктор исторических наук, профессор Хаджи-Мурат Сабанчиев, главная причина депортации народов СССР связана со сталинизмом и сложившейся при нем системой, открывшими с конца 20-х годов широкий простор для репрессий и террора в отношении советских людей.

Сталинизм стал благодатной почвой для новых преступлений – выселения целых народов. «Тем самым сталинизм возвел национальные репрессии в ранг государственной политики», – пишет историк.

Обычно формировалась заведомо ложная информация о ситуации в различных районах страны, для убедительности содержащая незначительную долю правды, сдобренную изрядной клеветой на опальный народ.

По мнению историка, балкарцы особо не выделялись в потоке сообщений из Кабардино-Балкарии о фактах противостояния советской власти части населения республики в период немецкой оккупации. Однако с 1944 года основной упор стал делаться именно на них.

«Особое усердие в этом проявляли наркомы внутренних дел и госбезопасности КБАССР К.П.Бзиава и С.И.Филатов, которые писали наверх разоблачения. На их основе ложную информацию в высшие инстанции давало и партийное руководство республики.

Донесения из республики с фальсифицированой негативной оценкой поведения балкарского населения сыграли роль юридического обоснования для вынесения приговора целому народу», – считает Сабанчиев.

Заведомо ложная информация нужна была партийному руководству республики и руководству силовых органов Кабардино-Балкарии, чтобы скрыть собственную беспомощность и снять с себя ответственность за ряд грубейших просчетов и неудач в борьбе с оккупантами.

По данным исследователя, в период оккупации врагу был оставлены целый ряд промышленных предприятий с оборудованием и других ценностей.

Вместо того, чтобы проанализировать, почему республика оказалась в таком положении, и честно сказать о том, кто несет за это ответственность, в 1944 году возобладала тенденция все переложить на бандгруппы из числа балкарского населения, говорить о национальной вине и призывать к массовому возмездию, считает историк.

По мнению Сабанчиева, еще одним поводом для депортации этноса стали репрессии в отношении интеллигенции и политической элиты.

«Жертвами репрессий наряду с другими стали такие видные партийные и советские работники из числа балкарцев, как Ако Гемуев, Махмуд Энеев, Келлет Ульбашев, Каншау Чеченов, писатели Саид Отаров, Хамид Теммоев, Ахмадия Ульбашев и другие… Созданное искусственное обвинение по отношению к руководящим работникам из числа балкарцев в 1944 году было использовано против всего балкарского народа», – пишет ученый.

Ни одного шанса на жизнь

Ранним утром женщин, детей разбудил страшный стук в дверь. На сборы давали считаные минуты, брать с собой разрешалось минимум продуктов и вещей.

Чтобы погрузить более 37 тысяч людей в студебеккеры, которые заранее пригнали к горным аулам, и собрать жителей всех пяти ущелий на железнодорожном вокзале Нальчика, потребовалось всего два часа. Имущества ни у кого не было, и в вагоны наталкивали по 40-50 человек.

В этом году – как и в прошлом году, как и десять, и пятнадцать лет назад – на площади перед Мемориалом жертв политических репрессий в Нальчике собрались те, кто пережил весь ужас депортации, те, кто родился в ссылке, их потомки, молодежь.

За 72 года, минувших с того страшного дня, сменилось несколько поколений. Годы идут, а значит, очевидцев этой трагедии становится все меньше. И тем важнее сегодня сохранить для будущих поколений правильное восприятие исторического прошлого народа.

Мухадину Теммоеву – заслуженному журналисту КБР – было семь лет, когда вместе с семьей он был вынужден покинуть дом в селении Верхний Баксан Эльбрусского района.

«Я впервые выезжал из Баксанского ущелья, тем более на машине. Не могу забыть того ощущения простора, который почувствовал, когда мы покинули Баксанскую теснину», – вспоминает он.

Мухадин Лукаевич написал десятки статьей – воспоминаний о депортации, о жизни на чужбине, о быте спецпереселенцев, о том, как ему за считанные часы из маленького мальчика пришлось превратиться во взрослого человека, работать, в том числе браться за самый тяжелый труд, помогать семье.

Селение Второй Кенгеш Джамбульской области Казахской ССР, где оказалась семья Теммоевых, встретило спецпереселенцев не совсем радушно.

«Больше недели мы не видели ни одного местного жителя, оно и понятно. Ведь до нашего приезда казахов напугали, что к ним везут людоедов.

В первый год все ждали, что партия во всем разберется, и нас вернут на Кавказ. Что Сталин не даст балкарцев в обиду Берии. Даже припасов на зиму предпочли не делать. Именно поэтому зимой погибло большое количество людей – дети, женщины, старики.

А в 45-м году уже умирали молодые сильные парни. У нас не было ни единого основания, ни одной причины не умереть, не было ни одного шанса выжить», – рассказывает журналист.

Отец Мухадина, человек религиозный, обмыл и похоронил по исламским традициям большое количество людей.

«В селении Кенгеш работал медпункт, в котором фельдшером был Назир Анахаев. Он ушел на фронт добровольцем, но успел окончить до этого Нальчикское медицинское училище. В одном из боев Назира тяжело ранило, и его демобилизовали по состоянию здоровья.

Назвать медпунктом здание было трудно, там не было даже стула для посетителей. Мы жили по соседству, помню, как встретили переселенцы новость, что заведовать пунктом будет балкарец. Даже помню первый день, когда он появился в нашем селе.

Назир знал, что мой отец совершает погребальные обряды. Он предупредил, что среди спецпереселенцев распространился тиф, и дал ему какую-то жидкость, чтобы он протирал руки. Но это не сохранило ему жизни.

Отец обмыл и похоронил своего родного брата, двух сестер, и еще около 20 человек из фамилии Теммоевых, а вскоре умер сам. Осень 1944 года для балкарцев была очень тяжелым временем», – вспоминает Мухадин Лукаевич.

Раскулаченный орденоносец

Но геноцид, унижения, угнетение не сломили народ. Несмотря на все обвинения в бандитизме, предательстве, балкарцы остались верны родине.

Шухаип Келеметов

Самым яркий пример этим словам – Шухаип Келеметов, первый Герой социалистического труда среди балкарцев. Он оказался в Казахстане в 1935 году, был выслан в селение Мерке Джамбульской области как зажиточный крестьянин, кулак.

Но через 13 лет после раскулачивания (через четыре года после депортации балкарцев) звеньевой свекловичного совхоза «Мерке» Келеметов за добросовестный труд был награжден званием Героя соцтруда с вручением Золотой звезды Героя и высшим орденом страны – орденом Ленина. Он тогда возглавлял самое крупное отделение в хозяйстве, обрабатывающее тысячи гектаров полей.

Напомню: это был 1948 год, когда режим жизни спецпереселенцев ужесточили, а депортированных лишили права когда-либо вернуться на родину.

Увидеть Кавказ

Балкарцы выдержали все суровые испытания благодаря своей стойкости, трудолюбию, патриотизму, любви к родине и надежде когда-нибудь опять увидеть Кавказские горы.

Если в первые годы депортации киргизы и казахи воспринимали кавказцев  как людоедов, потом отношения между народами, исповедовавшими одну религию – ислам, говорившими на похожих языках, изменились.

Балкарские переселенцы жили даже в семье нынешнего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева

Гостеприимство, сердечность казахского, киргизского и узбекского народов балкарцы сохранили в памяти навсегда. Переселенцы жили даже в семье нынешнего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Одним из его близких друзей был Хусейн Хаджиев.

Назарбаев и Хусейн Хаджиев

А недавно в Сети появилось фото мемориала, установленного в Джамбульской области, недалеко от колхоза Кенес – на месте захоронения жертв репрессий балкарского народа. Это еще одно свидетельство уважительного отношения между нашими народами.

Да, 8 марта – самый трагический, черный день в истории народа. Но это еще и день женщин – матерей, сестер, которые спасли детей от голодной смерти, смогли уберечь народ от уничтожения, сохранили традиции, культуру, менталитет этноса.

Источник: Кавполит

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.