Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

После съезда – в Воркуту

01.09.2014

Более трети делегатов прошедшего 80 лет назад Cъезда Союза советских писателей погибли в лагерях

После съезда –  в Воркуту
В числе делегатов – Борис Пастернак и Корней Чуковский.

Значение этому событию – Первому Cъезду Союза советских писателей – придавалось исключительное: партийному руководству порядком надоела постоянная грызня  между отдельными литературными группами, поэтому было решено объединить, дабы контроль был качественнее и пристальней. В 1934 году в стране насчитывалось 1500 человек, называющих себя писателями, поэтами, драматургами, критиками…

Этому событию предшествовало Постановление Политбюро ЦК ВКПб «О перестройке литературно-художественных организаций» (1932 г.), в котором давалось ясно понять, что отныне писателем может быть только тот, кто входит в число «поддерживающих платформу Советской власти» полностью и безоговорочно! И полным ходом кипела жизнь вокруг организации предстоящего съезда.

Два года согласований, уточнений, каждодневных бесед и выслушиваний партийных указаний… Ответственным секретарём всего этого двухлетнего  говорильного процесса был утверждён Иван Михайлович Гронский, особо доверенное лицо товарища Сталина, что абсолютно не помешало товарищу Гронскому отбыть огромный срок на Воркуте (его воспоминания и переписка со Сталиным опубликованы)… Писательская братия становилась единым целым, а все остальные творческие организации (РАПП, «Перевал», Всероссийский союз писателей, Всероскомдрам…) приказывали долго жить.

Съезд заседал две недели (с 17 по 30 августа). И все эти дни  делегаты (а их было почти 600 человек плюс гости и другие официальные лица) были обласканы партией и правительством. Судите сами. Питание для участников съезда было централизованным и бесплатным, для передвижения делегатов и околосъездовских деятелей выделили 25 легковых машин, 6 автобусов и даже 5 грузовиков. Всем делегатам было предоставлено право бесплатного проезда в общественном транспорте Москвы… На обратный проезд забронировали места на железнодорожном транспорте. Организована и культурная программа, делегатам были выписаны газеты и специально выпущенные съездовские журналы. Даже фотографировали их бесплатно…

Заседания съезда проходили в Колонном зале Дома Союзов. Все пребывали в приподнятом настроении.     Заседали подолгу. Споры велись яростные: кто-то себя чувствовал, как в своей стихии, кто-то откровенно скучал: «Все думают, как бы поскорее уехать отсюда – скука невыносимая» (М.Пришвин); «Сижу и слушаю с болью: наступает период окончательной бюрократизации литературы» (А.Новиков-Прибой); «Среди части украинской делегации продолжаются настойчивые разговоры «о бесполезности всей этой комедии» (И.Бабель)…

Открывал съезд Алексей Максимович Горький трёхчасовым докладом. Далее шли другие писательские выступления: о детской литературе говорил С.Я.Маршак, от делегаций будущих союзных республик тоже  выступали литераторы. А вот о поэзии с докладом почему-то выступал Н.И.Бухарин, как, впрочем, и К. Радек «докладывал» о мировой литературе и вообще о задачах пролетарского искусства. Если к этим двум партийным именам добавить то, что  с приветствием к съезду от ЦК ВКПб и СНК СССР обратился секретарь ЦК ВКПб А. Жданов, а на завершающем этапе работы съезда в состав Президиума писательского Союза был введён секретарь ЦК ВКПб А. Щербаков, который  возглавил и секретариат правления, то становится ясно, что литературной самодеятельности противопоставляется партийная директива.

Уместно отметить, что на доклад Бухарина набросились яростно, не считаясь с тем, что докладчик – «главный идеолог» (и любимец) партии. Причём нападали столь яростно на Бухарина, что тому пришлось просить заключительное слово, чтобы как-то то ли  объясниться, то ли  оправдаться. 

За съездом внимательно наблюдает Сталин. Ему письменно докладывают и тот же Жданов, и секретно-политический отдел ОГПУ, тем более что для Сталина не является секретом, что и Радек, и Бухарин – это те, кто ныне находится в оппозиции к нему, к товарищу Сталину. Тут ещё Алексей Максимович со своими капризами  обратился в ходе съезда к Сталину с ультимативным письмом:

«…Писатели, которые не умеют или не желают учиться, но привыкли играть роль администраторов и стремятся укрепить за собою командующие посты, – остались в незначительном меньшинстве. Они – партийцы, но их выступления на съезде были идеологически тусклы и обнаружили их профессиональную малограмотность. Однако т. Жданов сообщил мне, что эти люди будут введены в состав правления Союза как его члены. Таким образом, люди малограмотные будут руководить людьми значительно более грамотными, чем они. Поэтому работать с ними я отказываюсь, ибо дорожу моим временем и не считаю себя вправе тратить его на борьбу против пустяковых «склок», которые неизбежно и немедленно возникнут».

И Сталину приходится идти навстречу Горькому.  Он составляет  такой список состава Президиума СП СССР, который устраивает и Алексея Максимовича.

Следует учесть, что писательский съезд проходил между двумя знаковыми для страны событиями: в начале 1934 года прошёл 17-й съезд ВКПб, «съезд победителей», а 1 декабря этого года был убит секретарь ЦК ВКПб С.М.Киров…  Казалось бы, при чём тут писатели, разъехавшиеся по всей стране? Отвечает статистика. Из 597 делегатов съезда с правом решающего (377 чел.) и совещательного голоса (220 чел.) в ГУЛАГе погибли  218 литераторов, ещё по 38 прокатились репрессии, но они уцелели. А на фронтах Второй мировой войны погибло 26 писателей.

Источник: Красное знамя

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.