Наталья Солженицына: Жертвы политических репрессий должны иметь реальное право вернуться на родину

Статья Натальи Солженицыной опубликована в «Российской газете»

Наталья Солженицына. Фото: Евгений Одиноков/РИА Новости

В 1991 году закон «О реабилитации жертв политических репрессий» признал за ними право возвратиться туда, где до репрессий жили их семьи, и получить от государства жилье в счет утраченного. Однако с тех пор это право обросло разного рода ограничениями и невыполнимыми условиями. С середины 2000-х годов вернуться в родные края стало практически невозможно.

Но 10 декабря прошлого года Конституционный суд принял историческое постановление, рассмотрев и удовлетворив жалобы трех женщин, родившихся в ссылке или на спецпоселениях ГУЛАГа, чьи родители были высланы из Москвы в 30-40-е годы. В постановлении Конституционный суд напомнил, что Россия как демократическое правовое государство осуждает многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости и что вред, причиненный жертвам репрессий, — это вред «реально неисчисляемый и невосполнимый», и российское государство должно стремиться к возмещению такого вреда. Суд велел незамедлительно изменить закон, чтобы еще оставшиеся в живых жертвы репрессий могли наконец реализовать свое право на возвращение.

Однако законопроект, разработанный правительством во исполнение постановления Конституционного суда, вызывает тревогу и разочарование: он не предусматривает ни федерального механизма обеспечения жертв репрессий жильем, ни финансирования. Больше того, законопроект сохраняет существующий порядок, при котором они попадают в общую очередь на жилье. Учитывая скорость продвижения такой очереди и возраст этих людей, вероятнее всего, никто из них не доживет до переезда. Это люди, которые с рождения и по сей день живут практически в ссылке, нередко — рядом с теми поселениями ГУЛАГа, где родились.

Полвека назад Александр Исаевич Солженицын, наши дети и я были изгнаны из страны и лишены гражданства. И хотя условия жизни на Западе были много лучше, чем на родине, не говоря уж о жизни родившихся на спецпоселениях, но все годы изгнания нас жгла горечь несправедливости и не покидала надежда на возвращение. Людей, о которых я пишу, осталось на всю страну лишь несколько сотен. Если законопроект не будет доработан и правительство примет его в нынешнем виде — через 10-15 лет возвращаться будет уже некому.

Открывая «Стену скорби» в 2017 году, президент России Владимир Путин сказал: «Политические репрессии стали трагедией для всего нашего народа, для всего общества, жестоким ударом по нашему народу, его корням, культуре, самосознанию. Последствия мы ощущаем до сих пор. Наш долг — не допустить забвения». Но нельзя чтить память погибших жертв политических репрессий, одновременно отказывая в правах тем из них, кто выжил.

Back to site top