Казахстан как часть ГУЛАГовского архипелага

Многострадальная казахстанская земля в 30-50-е годы прошлого века оказалась местом ссылок для тех, кого злая рука судьбы вырвала из родных мест.

Сколько же их было — замученных непосильным трудом, расстрелянных и униженных? Чей больной рассудок выбрал Казахстан в качестве одного из самых больших островов ГУЛАГовского архипелага — Карлаг, Степлаг, АЛЖИР, а в них сотни тысяч вынужденных поселенцев — немцев, ингушей, корейцев, поляков, русских и украинцев?

Странно, но в первую очередь «врагами» народа оказались артисты, врачи, художники, и даже после окончания срока они были на положении неблагонадежных с приобретенным пожизненным клеймом, без права выезда, без права работы и без права просто на нормальную человеческую жизнь…

Двадцать три года назад, 31 мая 1997 года, Указом Президента в Казахстане был учрежден День памяти жертв политических репрессий. Как оказалось, подобное событие увековечили только в РК, ни одна из стран СНГ даже не задумалась о том, что миллионы их граждан в 30-50-е годы были вырваны из родных мест, замучены и расстреляны в лагерях. Причем не только на территории Казахстана, но и в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке. Своим мнением об этих событиях, а также о том, насколько важно сберечь память и сохранить историю случившегося для будущих поколений, в эксклюзивном интервью с журналистом «МК» поделился депутат Мажилиса Парламента РК, доктор юридических наук, профессор, руководитель научно-просветительского проекта «Карлаг — память во имя будущего» Нурлан Дулатбеков.

— Нурлан Орынбасарович, что сподвигло вас заняться этим вопросом?

— Более 14 лет назад группа карагандинских ученых начала работу над изучением одного из самых трагичных этапов жизни советского народа — периоде сталинских репрессий. Инициативу группы исследователей академии Bolashaq поддержал коллектив, и мы начали реализацию крупномасштабного научно-просветительского проекта «Карлаг — память во имя будущего». Но, приступая к работе, мы даже не могли представить, насколько резонансными будут направления нашей деятельности.

Современное поколение молодежи мало что знает о трагедии, которую пережили их деды и прадеды, о тысячах загубленных судеб узников лагерей. В то смутное и тревожное время в беспощадных жерновах советской тоталитарной машины сотнями тысяч погибали вольнодумцы и случайные жертвы системы. Огромная, бездушная, набирающая обороты махина не щадила никого. Сегодня из жизни уходят свидетели того периода, и мы поставили перед собой цель зафиксировать всю информацию, которую хранит их память, поработать в ранее закрытых архивах, изучить материалы документов, восполнить многие пробелы истории жизни политических заключенных и военнопленных. Потому как очень много людей волею судьбы оказались узниками лагерей на территории Центрального Казахстана.

— И вы отражаете это все в ваших книгах…

— Первоначально я предполагал, что, возможно, все мои изыскания уложатся в пять-десять книг. Но на сегодня у меня вышло почти 40 томов, изданных на трех языках — казахском, русском и английском и в то же время переведенных на японский, румынский, немецкий, украинский. Все они были безвозмездно переданы в библиотеки крупнейших университетов более 20 стран мира.

Если вернуться к истокам этого вопроса, то я помню, что заинтересовался в первую очередь именно многочисленными художниками, которых отовсюду ссылали в Караганду во времена репрессий. Мы с несколькими товарищами приступили к сбору материала по теме и в результате выпустили неплохой альбом. После этого я издал книгу на основе репродукций, полученных от моего московского друга, работающего в московском «Мемориале». В этом издании я разместил материал о 20 репрессированных живописцах. Потом последовала книга «Черным карандашом Карлага», а не так давно свет увидело издание, в котором был собран очень подробный материал о репрессированном художнике Льве Премирове. Он был не только живописцем, но и философом, писателем, поэтом, что прошел все тяготы Карлага, попав в жернова репрессий в 17 лет, о чем очень подробно и было написано в книге, посвященной ему и его жизненному пути под названием «Исповедь художника Карлага». Ну а сейчас мы заканчиваем перевод новой книги о деятелях культуры в Карлаге на французский язык.

— Кстати, академия Bolashaq провела в этом году второй Международный конкурс сочинений молодежи «Карлаг — память во имя будущего»…

— Да. Тогда как первый конкурс таких сочинений состоялся в 2014 году и насчитывал более 500 участников. Такое мероприятие — одно из важнейших направлений работы нашего проекта, в котором принимают участие молодые люди от 16 до 30 лет из Германии и Казахстана, из Польши и России, Узбекистана и других стран. На конкурс поступают тематические исследовательские и творческие сочинения: эссе; рассказы; сочинения-интервью; исследования по истории семьи, основанные на документах личных архивов, свидетельств; стихи. Для 12 победителей конкурса организуют поездку в Музей памяти жертв политических репрессий, что находится в поселке Долинка Карагандинской области. Командировочные расходы для поездки победителей в Музей принимает на себя организатор. Работы победителей и номинантов конкурса будут опубликованы в специальном сборнике сочинений, тиражированы для рассылки в библиотеки и размещены на сайте академии. Победители и номинанты конкурса получат, кроме всего прочего, дипломы и сборник этих работ.

— Накануне Дня памяти 31 мая вы выступали с темой политических репрессий на онлайн-конференции, которая состоялась на платформе Ассамблеи народа Казахстана…

— И я хотел бы отметить высокую роль Ассамблеи народа Казахстана, которая уже столько лет работает над построением и реализацией уникальной модели казахстанского единства. Кстати, идея создания самой ассамблеи была впервые озвучена Елбасы еще в 1992 году на Форуме народа Казахстана, посвященном первой годовщине Независимости. А сегодня ассамблея способствует созданию благоприятных условий для дальнейшего укрепления межэтнического согласия, толерантности в обществе и единства нашего народа. Скажу больше — еще на 22-й сессии ассамблеи Первый Президент призвал к объективности и беспристрастности в изучении даже самых трагических страниц прошлого, поскольку модернизация общественного сознания — это та самая платформа, которая соединяет горизонты прошлого, настоящего и будущего народа. А ее духовная миссия заключается в том числе и в примирении различных полюсов национального сознания.

— Ведь Казахстан пострадал во время политических репрессий едва ли не больше, чем другие республики…

— Массовые политические репрессии 1920–1950-х годов ХХ века стали величайшей трагедией вообще для миллионов людей. Но да — исторический масштаб репрессий, пережитый нашим народом, никак не укладывается в сознании. Достаточно заметить, что в Казахстане по политическим мотивам осудили более 103 тысяч человек и 25 тысяч из них приговорили к высшей мере наказания… Причем за какие-то две недели — с 25 февраля по 13 марта 1938 года было расстреляно почти все руководство республики, а это 650 человек. Среди них такие выдающиеся сыны казахского народа, как Алихан Букейхан, Ильяс Жунсугуров, Ахмет Байтурсынов, Сакен Сейфуллин, Магжан Жумабаев, Беимбет Майлин и многие-многие другие.

В то же время следует помнить, что всю тяжесть жестокой тоталитарной системы вместе с казахским народом разделило более 1,5 миллиона депортированных немцев, поляков, корейцев, чеченцев, турок, греков и представителей многих других народов. С начала репрессий, с 1937 года, в Казахстане располагались 953 лагеря и поселения, узниками которых стали Лев Гумилев, Анатолий Марченко, Мария Капнист, Анна Тимирева, Александр Чижевский, Анна Баркова, Аркадий Белинков, Камила Икрамова и другие всемирно известные личности.

— К сожалению, сегодня название Карлаг для некоторых людей только звук и не более того…

— Потому-то осмысление этой темы актуально, как актуальны историческая память и сопереживание каждому из узников Карлага, число которых, по отдельным оценкам, достигало одного миллиона. Их жизни были использованы как топливо для тоталитарной сталинской системы. И поэтому, изучая эту тему, мы определили для себя в проекте Карлаг свою особую миссию — донести правду об узниках этих лагерей: политических заключенных и военнопленных. Они, несмотря на свой суровый статус, не сгибали спину перед жестокой судьбой, проявляли волю и продолжали жить, любить и работать, не потеряли веру и оставили память о прошлом в назидание своим потомкам.

— Что дает вам работа над проектом «Карлаг — память во имя будущего»?

— Любовь к родному краю, знание его истории — я вообще считаю эти понятия основой духовной культуры всего общества. И потому работа над проектом «Карлаг» позволяет внести наш посильный вклад в историю, мы не должны забывать прошлое, должны любить и ценить настоящее, созидать будущее…

Кроме того, изучая историю Карлага, мы гордимся тем, что несколько лет кропотливого труда уже принесли свои плоды. У ученых нашего проекта есть свои научные исследования, признание, поддержка идеи, единомышленники, есть история Карлага, зафиксированная, повторюсь, более чем в 40 томах. Причем, издавая эти книги проекта, мы хотим красной нитью проложить связь между поколениями, запечатлеть и сохранить ускользающие мгновения прошлого для потомков. Ведь история страны — это прежде всего история людей, история судеб тех, из кого и состоит страна, кто и есть эта самая страна. В наших книгах нет вымысла, герои очерков — это простые, обычные люди самых разных национальностей, религиозных конфессий. И новое поколение, выросшее в современном мире, должно знать и помнить о том, что пережили их деды и прадеды, помнить и знать, чтобы больше никогда не стать ни участниками, ни жертвами исторических катаклизмов и преступлений. Также для своего проекта мы определили еще одну, пока мало изученную для нашей национальной истории, тему голода 1932-1933-х годов…

Back to site top