Псковская Голгофа: храм Старое Вознесение

«Я всегда обходила этот храм стороной, физически не могла в него зайти, и я прекрасно понимала почему», — говорит псковский экскурсовод Юлия Никифорова о церкви Старое Вознесение, что на улице Советской. Дело в том, что в 1937 году здесь, в храме и расположенных рядом домах, располагались службы ОГПУ, НКВД: именно отсюда ее прадеда по материнской линии, Матвеева Михаила Феофановича, в числе других заключенных повезли на суд в Ленинград и затем — в ГУЛАГ. Случившееся запечатлелось не только в памяти прабабушки Юлии, но и на генетической подкорке потомков.

Однако «всему свое время», как написано в мудрой книге. На одной из экскурсий подопечные Центра Лечебной педагогики, которых связывают с приходом Старого Вознесения давние добрые отношения, дошли до храма вместе с правнучкой Михаила Феофановича, познакомили с настоятелем — иереем Олегом Ивановым. И ее как осенило: на боль поколений глаза закрывать нельзя. Так родилась идея о создании музейного проекта «Голгофа. Точка отсчета. Псков. Старое Вознесение».

Ожившее прошлое

В «Книгах памяти», где собраны имена жертв политических репрессий в СССР, о прадеде Юлии — всего пара строчек: «1885 г. р.,  уроженец д. Кятицы Полновского р-на, русский, колхозник, арестован 07 декабря 1937 г., осужден «тройкой» УНКВД Ленинградской обл. 30 декабря 1937 г. по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет л/с. Реабилитирован 12 декабря 1958 г. (ПсковКП-6)».

За этими датами и сухими цифрами — целая жизнь. «Он жил в Гдовском районе, был старостой Озерской церкви, — рассказывает Юлия. — Озера — это место подвижничества Иллариона Гдовского, одного из почитаемых мною святых. За то, что он был близок к церкви и укрывал у себя от разграбления церковные святыни, был сдан НКВД своим родственником. А еще был он известным прялочником — славился мастерством во всей округе». Родственники, узнав об интересе Юлии к судьбе предка, пообещали и фотографию с ним разыскать. Даже прялку, возможно, найдут — говорят, у кого-то из знакомых сохранились ее изображения.

Так, по крупинкам, сегодня собирается информация во многих семьях (архивы НКВД засекречены до сих пор, несмотря на то, что потомки репрессированных могли бы почерпнуть много сведений именно из этих документов). Музейный проект, который начинают реализовывать в храме Старое Вознесение, направлен на то, чтобы воссоздать живые портреты тех, кто прошел через стены и подвалы псковского этапа: сохранить воспоминания родственников, собрать личные вещи, документальные свидетельства, создать экспозицию. 

По данным историков, в Псковской области с 20-х по 50-е годы XX века органы ОГПУ и НКВД завели 31 тыс. 220 уголовных дел по политическим обвинениям в отношении 50 тыс. 370 человек. Точно сказать, сколько судеб связано с храмом Старое Вознесение, пока сложно, ясно одно: их – тысячи. Для них и их семей данное место стало личной Голгофой – эта мысль отразилась в названии музейного проекта.

Собор семей

В 2021 году планируется приступить к подготовительной фазе проекта по музеефикации объекта. При этом приоритетными автору видятся три направления работы. Первое из них связано с изучением подвижничества священников: в 30-е годы большинство служителей Псковской епархии прошли через допросы в Старом Вознесении, после которых отправлялись в ссылку или на расстрел.

По словам Юлии, во многих псковских храмах бережно хранят информацию о клириках, которые пострадали за веру в годы советских репрессий. В приходах, где пока сведений нет, думается, также присоединятся к общему делу. Надеются и на помощь коллег-историков и архивистов, которые занимаются этой темой.

Второй большой пласт работы связан со сбором живых историй псковичей, прошедших через Старое Вознесение. В рамках проекта запланированы встречи с родными, у которых будет возможность рассказать о жертвах репрессий.

«Это своего рода терапия, — объясняет Юлия. — Обычно потомки репрессированных, заклейменные прозвищем „член семьи врага народа“, старались никуда не высовываться, даже при многих талантах. Эта психотравма репрессированных отражается на потомках: им не расправить плечи до конца. Активная реабилитация, прошедшая в 90-е годы, была нужна не только из соображений исторической справедливости, но и чисто по психологическим причинам. Я считаю, что книги памяти должны ожить, заговорить».

Вещи, воспоминания, фотографии, видеосвидетельства – все это планируется разместить в подклете храма, где содержались арестованные. Участники проекта надеются, что им удастся сделать все это на средства гранта – в таком случае 2022-2023 годы станут основным этапом музеефикации.

Наконец, третий блок проекта — обустройство мест захоронений. Одно из них находится совсем рядом с храмом – на Алексеевском кладбище, рядом с церковью Алексея с Поля. Поисковик, псковский журналист, историк Олег Константинов исследовал этот вопрос и пришел к выводу, что захоронение находится там, где установлен крест из рельсов. Другие жертвы нашли последний приют на Мироносицком и Дмитриевском кладбище, а также в Левашовской пустыни, под Санкт-Петербургом – туда участники тоже собираются съездить: помолиться, вспомнить безвременно ушедших.

Врачевание души

Настоятель храма Старое Вознесение отец Олег с интересом и пониманием отнесся к идее музеефикации. Он говорит, что проект несет в себе важную объединяющую и воспитательную функцию. «Кто, как не священник, должен заниматься врачеванием душ? – говорит он, отвечая на наш вопрос о значимости проекта для епархии. — Место, которое 18 лет окроплялось кровью, сейчас объединяет людей во имя общей памяти о прошлом. У нас есть чувство внутри, что мы это делаем с трепетом – не ради денег или эгоизма. В наши дни это очень значимо».

Показывая вход в подвал, который планируется музеефицировать, отец Олег рассказывает странную историю храма, который на протяжении многих лет был монастырским, расположенный на возвышении у Великих ворот, он первым встречал именитых гостей Пскова, представляя собою лицо города. После революции храм принял на себя все тяготы лихолетья. В 1923 году здесь устроили концентрационный лагерь исправительных работ. В 1924 году в игуменский корпус заехала часть НКВД ОГПУ. Почему именно сюда? Все очень продуманно: центр города, удобные подъезды, в том числе к вокзалу, откуда этапировались заключенные, толстые стены, которые не пропустят всех подробностей ведения допросов, хозпостройки и здания поблизости – есть где разгуляться. Территорию обнесли колючкой.

Штаб НКВД здесь существовал до 1941 года. Уходя из Пскова в начале войны, спецсотрудники сожгли все дотла: если посмотреть немецкие аэросъемки этого места, можно увидеть лишь остовы игуменского корпуса и храма.

«В Священном писании сказано: «Вы имели и не пустили», — объясняет отец Олег свое видение будущего музея. – Мы знаем, как пострадали люди в Старом Вознесении в 30-е годы. Здесь, действительно, пребывают все эпохи — и это влияет на тебя, требуя, чтобы ты был ответственным, собранным. Служа здесь, я понимаю, что это за место. Я не просто должен сказать: „Спуститесь в подклет, поклонитесь памяти умерших“. Моя задача — открыть. Можно сказать, я ключарь этого места. Можно все стереть с лица земли, но память, переданную из поколения в поколение, не сотрешь».

***

Из года в год в Старое Вознесение приезжают потомки репрессированных. Это люди разных профессий и интересов, жители разных городов. Все они ищут свои корни, пытаясь понять себя и свое место в жизни и истории страны.

Помочь возродить имена еще одного Бессмертного полка – полка оклеветанных и репрессированных – важное дело, в котором могут поучаствовать псковичи.

Елена Никитина

ПС: Если ваш родственник – жертва репрессий, прошедшая Старое Вознесение, напишите, пожалуйста, на почту отца Олега Иванова oleg-bart@yandex.ru и оставьте ваши координаты, чтобы принять участие в проекте.

Back to site top