Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Вам письмо из ГУЛАГа. Современные технологии оживили историю

09.11.2018
Текст: Наталья Налитова
Первая реакция: «Ой нет, я не выдержу». Потом: «Нет я должна знать… Они должны быть услышаны!» — пишет Ольга Шубина в комментариях к проекту «Письма врагов народа», запущенному в День памяти жертв репрессий (30 октября) интернет-изданием «Такие дела». Ольга переписывается с человеком… из ГУЛАГа.

Подписчики проекта раз в неделю получают письма, которые когда-то присылали близким репрессированные из лагерей. «Это простые, очень личные письма, которые заключенные отправляли своим родителям, возлюбленным и детям, — рассказывали о быте в лагере, писали сказки для дочерей и просили не забывать про них», — поясняют авторы проекта.

Герои рассылки, в основном, самые обычные люди. Это ботаник Евгений Яблоков, который рассказывает сыну-подростку, как устроен быт в лагерном бараке. Или, например, бухгалтер Георгий Афендиктов, который обижается на молчание старшего сына, не зная, что тот расстрелян,. Или вот студент-вольнослушатель Московского университета Николай Повало-Швейковский, в 26 лет чувствующий себя глубоким стариком.

Но среди них есть и известные личности — например, знаменитая Ариадна Эфрон — дочь еще более знаменитых Марины Цветаевой и Сергея Эфрона. Ее арестовали в августе 1938 года, обвинив в шпионаже, и приговорили к восьми годам лагерей.

«22 дня я была на сенокосе на каком-то необитаемом острове, перетаскала на носилках 100 центнеров сена, комары и мошки изуродовали меня до неузнаваемости», — пишет она Борису Пастернаку, одному из немногих оставшихся друзей.

Ариадна рассказывает о том, как четыре месяца ехала с этапом после повторного ареста — в ссылку в Красноярский край, где Эфрон жила до своей реабилитации в 1955 году.

Кто-то находит среди героев рассылки своих родственников. Так, один из подписчиков «Писем» Василий Яблоков узнал в Евгении Яблокове своего прадеда, в 1940 году писавшем семье из лагеря в Архангельской области: «Прадед писал очень много писем, в семье их все хранили. Дед всю переписку оцифровал, расшифровал и передал оригиналы в архив «Мемориала» — конечно, там лучше условия для хранения, чем дома, да и доступны такие вещи должны быть не только семье».

Письма, сохраненные сыном Яблокова, повлияли и на жизнь правнука автора: «Я очень ярко помню, это как-то запечатлелось в памяти, как я читал письмо, в котором прадед писал сестре моего деда, своей дочери Ирине, о выборе профессии. Он учился тогда еще не на факультете, а на отделении географии в Московском университете. Я читал, как он рассказывал об учебе, и у меня дух захватывало. Так я и стал географом».

Такая история — увы, редкость. Всего 14 процентов россиян знают о судьбе своих репрессированных родственников (ВЦИОМ). А меньше всего о политических репрессиях осведомлена молодежь — 47 процентов от 18 до 24 лет никогда не слышали о них.

Теперь у поколения Z появилась возможность узнать историю, почувствовав себя ее участниками. И «Письма врагов народа» — не первый проект, воплотивший эту идею.

22 дня была на сенокосе на каком-то необитаемом острове, перетаскала на носилках 100 центнеров сена, комары и мошки изуродовали меня до неузнаваемости

Позволить широкой аудитории заглянуть за кулисы прошлого уже пытался, например, проект «1917. Свободная история» Михаила Зыгаря. Но если «1917» упаковывал историю в привычную для молодежи форму современной соцсети, то письма репрессированных приходят, как и положено, на почту. Правда, электронную.

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.