Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

В Радищевском музее открывается выставка «Невольные подруги. Заключенные ГУЛАГа в рисунках Нины Лекаренко»

27.08.2019

Где теперь невольные подруги
Двух моих осатанелых лет?
Что им чудится в сибирской вьюге,
Что мерещится им в лунном круге?
Им я шлю прощальный свой привет.

 Анна Ахматова. Реквием

 

Долгое время в Радищевском музее почти не было сведений о Нине Лекаренко, прекрасной модели живописного портрета кисти Владимира Лебедева, который поступил в собрание в 1984 году. Четверть века спустя сотрудники отдела современного искусства познакомились с дочерью Лекаренко, петербургским филологом Ниной Романовной Либерман. Она подарила музею более 90 рисунков матери. На выставке представлена небольшая часть этой коллекции, посвященная заключенным ГУЛАГа.

«Осатанелых лет» в жизни Нины Алексеевны Лекаренко (в замужестве – Носкович; 1911-1995) было пять. Такой срок она получила в 1937 году как «член семьи изменника родины» (ЧСИР) после ареста и расстрела ее мужа Михаила Натановича Борисова, начальника конструкторского бюро завода «Двигатель». Их маленькая дочь осталась у родственников. Художница содержалась в Томском лагере для ЧСИР, а затем в лагерных пунктах Новосибирской области. Освободившись, она работала кассиром на лесозаводе, так как до окончания войны ей запретили покидать Сибирь. А разрешения вернуться в Ленинград пришлось ждать еще 8 лет. Репрессии были массовыми, и подобный печальный сценарий разыгрывался не раз и не два. На выставке вы видите портреты женщин с искалеченными судьбами. Почти все они безымянны. Типичный ЧСИР – это вдова, оторванная от детей, обвиненная в предательстве своей страны, но продолжающая верить в то, что следователи допустили ошибку и все скоро закончится. Эта слабая надежда помогала принять происходящее.

Нина Лекаренко – одна из тысяч осужденных по приказу главы НКВД Николая Ежова о репрес-сировании жен «политических преступников». Но кое-что выделяло ее среди других. Она была художником. В 1939 году женщин из Томской тюрьмы перевели в поселок Яя. Лекаренко определили в Культурно-воспитательную часть, где она делала декорации и костюмы для самодеятельного театра. Известно, что заключенным, освобожденным от общих работ, жилось гораздо лучше и в лагере для них существовало особое обозначение – «придурки». Именно так – «Воспоминания “придурка”» – называются мемуары художницы, опубликованные в журнале «Нева» в 2001 году.

Но дело в другом. Через сталинские лагеря прошли многие мастера искусства, чьи свидетельства об этом времени для нас особенно ценны. Писатели, артисты, художники стремятся осмыслить трагедию советского народа, обобщить тяжкий опыт тысяч людей. Они острее чувствуют переживания ближнего и могут рассказать о них другим. К архивным документам и статистике обращаются лишь исследователи, Шаламова и Солженицына читают все. Подруга Евгении Гинзбург, автора «Крутого маршрута», вспоминает: «Когда к нам на Колыму прибыл тюремный этап, я тогда работала в больнице сестрой, женщины принесли ее очень больную, истощенную. В жару. Принесли и сказали: “Лечите ее. Женя должна жить, обязательно должна. Она самая лучшая, самая талантливая. Она обо всем напишет”…».

В произведениях Нины Лекаренко живет память о тех, с кем свела ее судьба. Пожелтевшие от времени листы хранят их образы. Это не зэки, не ЧСИРы, а простые люди, портреты которых, созданные на воле, наверное, выглядели бы так же. Они очень серьезны, не улыбаются, но ведь и в повседневной жизни бывает не до улыбок. Самое пугающее в этих рисунках – это даты их создания. Когда видишь в нижнем уголке надпись «декабрь 1937», невольно задумываешься о том, как сложилась жизнь героини, смогла ли она «перевернуть страницу» и начать сначала.

Нина Лекаренко после лагеря встретилась с повзрослевшей дочерью и вернулась к своей профессии – художник-иллюстратор. На протяжении 35 лет, начиная с 1953 года, она сотрудничала с издательствами Детгиз, «Карелия», «Просвещение» и создала оригинальные рисунки к книгам Г.Х. Андерсена, С.Я. Маршака, В.Ю. Драгунского, Л.А. Кассиля, А. Линдгрен, И.П. Токмаковой и других писателей. В 1950 году Лекаренко вышла замуж за искусствоведа Виктора Семеновича Носковича, который не побоялся жениться на женщине, пораженной в правах. Реабилитировали ее в 1957 году.

Нина Романовна Либерман сейчас живёт в Санкт-Петербурге. Она с удовольствием рассказывает о жизни и творчестве своей матери и очень рада тому, что наследие художницы не забыто. Мы благодарны Нине Романовне не только за ее дар Радищевскому музею, но и за неизменно доброе отношение и желание помочь.

Выставка открылась 29 августа по адресу: г. Энгельс, пл. Ленина, 36

Источник: Культура 64

Добавить комментарий

Благодарим Фонд «Увековечения памяти жертв политических репрессий» за поддержку сайта «Историческая память. ХХ век».

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.