Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Памятник жертвам сталинских репрессий отлили в пластмассе

06.04.2016

Яркая вспышка, стоп-кадр из прошлого в бесконечном потоке машин и людей — на Садовом кольце через полтора года должен появиться памятник жертвам политических репрессий. Осенью 2015-го в Москве прошел конкурс на создание этого монумента. Из всех поданных работ первое место получил проект скульптора Георгия Франгуляна — композиция в виде взлетающих вверх схематически вылепленных человеческих фигур, скашиваемых тоталитарной машиной. Корреспондент «МК» побывал у мастера и увидел, как идет работа над будущим памятником.

Памятник жертвам сталинских репрессий отлили в пластмассе

Мы сидим в мастерской скульптора, залитой теплым светом. Ни одного свободного места: со стен и полок смотрят причудливые фигуры мужчин, женщин, мифических существ и даже полный решительности Петр Великий. Главное место в комнате отведено моделям «Стены скорби» разных размеров и воплощений. Сейчас она в центре внимания мастера.

На объявленный в прошлом году конкурс по созданию в Москве памятника жертвам политических репрессий слетелось 336 скульпторов — 336 претензионных работ. Пройти мимо, по словам Франгуляна, он не смог.

— В 19 лет мы летом с друзьями ушли в экспедицию на Урал, — рассказывает Георгий Вартанович. — И прошли верховье Урала, те места, где были лагеря: Соликамск, Ныроп… Это было для меня потрясением. Потом это уже соединилось с книгами Солженицына, превратившись в ужас и кошмар, который преследовал меня всю жизнь.

По словам скульптора, выиграть такой конкурс сложно, и принять участие он согласился только потому, что членами жюри была большая группа правозащитников — людей неангажированных. В итоге работа Франгуляна заняла первое место.

Это действительно стена — двусторонний барельеф из взмывающих вверх теней, срезанных как косой. Среди плотного ряда ушедших, застывших в бронзе, — просветы из тех, кто уцелел. И для тех, кто уцелел, есть возможность прийти к монументу, встать в этот миллионный строй и почувствовать себя среди бесконечного ряда выкошенных безжалостной машиной репрессий.

Пока скульптор только начал работу: в мастерской эскиз и рабочие модели стены размером в 1/10 натуральной величины.

— Я сейчас немного забегаю вперед, чтобы минимизировать потери в будущем, — объясняет Георгий Вартанович. — Как ведется такая работа? Сначала делается эскиз, потом рабочая модель. Вот она, выполненная из пластика, — мастер показывает на стоящую на полу модель, чуть доходящую мне до колена. — Только после этого арендуется гигантский цех: монумент будет огромным — 6 на 32 метра, и для таких масштабов моей территории просто не хватит. Нужны большие цеха, в которых, хоть и на время, придется настраивать освещение, отапливать помещение…

По словам скульптора, раньше для монументальной скульптуры были специализированные цеха, но последний из них продали еще полгода назад. После обустройства можно будет приступить к работе: лепить в глине, потом снимать гипсовый слепок… Следующий этап — изготовление специальной литейной формы. И только потом — сам отлив в бронзе.

— Я могу точно сказать, что здесь будет минимум 600 гигантских бронзовых кусков, которые нужно будет соединять, — подсчитывает Георгий Вартанович. — Их надо будет подогнать, сварить — полтора километра только сварных швов! Всю работу я буду делать сам, пользуясь только механической помощью: помощники будут подавать глину, сваривать швы, подваривать. Но это эмоциональная авторская работа, ее невозможно кому-то перепоручить.

Нелишне будет заметить, что в цеху будут отливаться лишь куски монумента. А собирать его будут непосредственно на месте — на пересечении Садового кольца с проспектом Сахарова.

Из-за ограниченности по времени — намеченный срок открытия памятника 30 октября 2017 года, ко Дню памяти жертв политических репрессий, — некоторые этапы придется вести параллельно. Одни детали будут только лепиться из глины, другие — тут же — уже отливаться в формы и т.д.

Время вообще может сыграть с проектом злую шутку: по словам мастера, на чистую работу ему нужно не меньше полутора-двух лет. Дни уходят, а приступить к полноценной большой работе Франгулян так и не может.

— Финансирование проекта еще не открыто, — рассказывает скульптор, — бюджетные средства просто так не отдают… Пока происходит естественная бюрократия: работают специальные группы, проводятся экспертизы… Поэтому я пока только и могу что ждать вердикта, хотя срок открытия приближается, и это довольно неблагоприятная ситуация. Учитывая мои скоростные качества и умение организовать работу, я смогу уложиться в полтора года. Но если потянуть еще два-три месяца, то придется назначать новый срок открытия.

Источников финансирования у проекта два: государственные бюджетные деньги и народные пожертвования. Сейчас пожертвовать на создание памятника можно на счет Музея истории ГУЛАГа через специальный сайт. Так уже собрано 750 тысяч рублей.

Комплекс появится на пересечении Садового кольца и проспекта Академика Сахарова. По признанию автора, место ему нравится: бурлящее Садовое кольцо, непрекращающийся людской поток.

— Репрессии проходили не в поле, людей забирали отовсюду. Они были среди нас: жили в этих домах, ходили по этим улицам и городам. Поэтому замечательно, что монумент не будет оторван от реальности, от живущего города. Именно градостроительные возможности и будут определять вид монумента, его форму дуги. Даже давящее сундучное здание позади будет вписано в комплекс.

Для сакральности места, по замыслу автора, к монументу привезут по одному камню из каждого сталинского лагеря (их было около ста по всей стране). Мощение у монумента будет необычное. Плитка, по идее, будет специально выложена неровно — это создаст ощущение тревожности, дискомфорта. А к самой стене как бы будут подводить продолговатые композиции из гранита. Они символизируют эшелоны, едущие в лагеря. На табличках рядом с монументом на разных языках будет высечено одно слово: «Помни».

— Сначала я думал написать «Никогда больше», — вспоминает автор, — но именно это уже написано на мемориальной плите на центральной площади концлагеря Дахау. Тогда я позвонил своему другу, журналисту Юрию Росту. И он мгновенно ответил: «Помни».

Общее ощущение Севера и непреходящего ужаса от хрупкости человеческой жизни и беспощадности государственной машины должны, по планам автора, стать напоминанием и предостережением всем будущим поколениям.

— Это не просто «Стена Плача», не просто плачь, но еще и скорбь, очищение и посыл на будущее. Надежда на то, что это больше никогда не повторится. И просветы в моей стене — чтобы каждый мог встать туда и почувствовать на своей шкуре весь ужас, стать частью этой скорби и, обернувшись, увидеть, что история не стерлась, никуда не исчезла.

Добавить комментарий

Благодарим Фонд «Увековечения памяти жертв политических репрессий» за поддержку сайта «Историческая память. ХХ век».

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.