Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

Поднимая большие камни

01.11.2013

Курляндский Игорь Александрович, с.н.с. Института российской истории РАН, к.и.н.

Рец. на кн.: Судебный процесс против Саратовского духовенства в 1918-1919 гг. / Публикация А.И. Мраморнова. — М.,: Из-во Новоспасского монастыря; Саратов: Изд-во Саратовской митрополии, 2013. – 880 с., цв. вкл.

 

Рецензируемое издание является научной публикацией материалов следствия и судебного процесса, организованных в 1918-1919 гг. саратовскими большевиками против представителей местного духовенства во главе со священномучеником, епископом Вольским Германом (Косолаповым) (1882-1919). Это был один из первых публичных антицерковных «судов» в советской России. В книге опубликованы полностью два дела из архивного фонда Саратовского революционного трибунала (Государственный архив Саратовской области) и кассационное дело из архивного фонда Верховного трибунала при ВЦИК (Государственный архив РФ). Всего в «архивную часть» книги вошло 184 документа. В других разделах, составляющих меньшую часть книги, представлены материалы советской и епархиальной периодики, имеющие отношение к истории Саратовского процесса, а также тексты брошюр одного из фигурантов «дела» священника М.П. Платонова (1868-1919). В приложении к книге опубликованы подписные листы жителей Саратова, поданные за епископа Германа и священника Михаила Платонова, что также важно, так как показывает реальность народной поддержки незаконно репрессированных большевиками священнослужителей.

Публикация документов Саратовского процесса подготовлена ученым секретарем Общецерковной аспирантуры и докторантуры им св. равноапостольных Кирилла и Мефодия, к.и.н. Александром Игоревичем Мраморновым. Издание рекомендовано к публикации Издательским советом РПЦ и осуществлено совместно двумя издательствами: Новоспасского монастыря и Саратовской митрополии; вышло в серии «Страницы истории Саратовской епархии» (кн.6.). К книге написали предисловия митрополит Волоколамский Иларион и директор Государственного архива РФ, д.и.н. С.В. Мироненко.

Обращает на себя внимание на себя высокий научный, археографический уровень осуществленной А.И. Мраморновым публикации. В написанном им подробном предисловии восстанавливается и предыстория, и исторический контекст отображаемых публикуемыми в книге источниками событий, приводятся исторические портреты их участников, даются исчерпывающие характеристики литературы и источников по теме, освещаются все археографические особенности издания. Научно-справочный аппарат к книге составлен квалифицированно. Представленные в книге документы снабжены составленными автором публикации необходимыми научными комментариями. В книге присутствует список источников и литературы, а также указатель всех упомянутых в тексте имен.

Значимость, серьезность и нужность совершенного А.И. Мраморновым труда не вызывают сомнений. Такие работы, связанные с открытием и науке, и обществу ряда важнейших источников, позволяют заполнять лакуны в истории советского, коммунистического, государственного террора, начатого с 1918 г., — с первых сфабрикованных большевиками политических процессов над «социально чуждыми» в революционных трибуналах и застенках ЧК, до последних «судов» над инакомыслящими в 1980-е гг. Необходимо и дальше стремиться «поднимать» подобные «камни» и добиваться того, чтобы все, без исключения, материалы подобных процессов были изданы, а издаваться они должны также добросовестно и научно, как это сделано в рецензируемом издании. Для осуществления таких изданий необходимо открытие всех политических, чекистских и судебных архивов по истории советских репрессий – прежде всего, для историков, изучающих эти темы. Представленная на суд читателей книга ясно показывает, что так называемое «революционное правосудие» изначально отрицало принципы права, — этим пронизана вся советская история. О становлении этого процесса доносит до нас, в том числе, и рецензируемое издание. А его достойный археографический уровень выгодно выделяется на фоне различных халтурных и кустарных публикаций сборников документов по истории советской эпохи, чем, к сожалению, так «богато» последнее десятителетие.

Работа, проведенная А.И. Мраморновым, ценна еще тем, что показывает читателю сам механизм фальсификации подобных следственных дел в раннюю эпоху коммунистического террора. Возникновение дел обуславливалось самой тиранической природой большевистской диктатуры, когда власть требовала от подданных не просто обычной лояльности, но безукоризненного повиновения в отношении ее планов. Любая критика и оппозиция заданной сверху линии искусственно криминализировались, на таких людей бросались следственные и квазисудебные органы расправы. Так, проходивший по Саратовскому процессу 1918-1919 гг. священник Михаил Платонов был арестован за неправильные, с точки зрения власти, проповеди антисоциалистического и монархического содержания, а также за распространение «антисоветской» печатной литературы, т.е. за неугодные слова и мысли. Другой фигурант процесса Епископ Герман (Косолапов) обвинялся в том, что с целью возбудить людей против советской власти он способствовал «закрытию» Серафимовской церкви, где служил арестованный о. Михаил. В действительности владыка своей резолюцией отказал пастве этой церкви командировать туда временно священника на место арестованного, — для того, чтобы побудить приход «принять все меры к освобождению пастыря». Это было сугубо внутрицерковным решением, но власть приписала ему антигосударственную направленность. В документах сборника хорошо показано, что и следствие и суды над саратовскими священноцерковнослужителями имели один обвинительный уклон, и на все аргументы защиты и ходатайства прихожан за арестованных не обращалось никакого внимания. Главным отягчающим вину обстоятельством подсудимых была их принадлежность к «эксплуататорским классам». Неслучайно речи обвинителей по этому делу не основывались на праве, на юриспруденции, а были переполнены «революционной» и классовой демагогией с отсылками на вред, который вообще приносят религия и ее служители. Нормы права при осуществлении большевистского, «красного» террора, таким образом, изначально выбрасывались «за борт», превращаясь по выражению писателя Ю.В. Домбровского в «факультет ненужных вещей».

Главной составляющей большевистского обвинения, — и это касается не только Саратовского процесса, но и аналогичных ему дел, — было, по сути, то обстоятельство, что священноцерковнослужители пытались осуществлять общественное служение, а не оставались только в пределах церковной ограды, ограничивая свою деятельность лишь исполнением церковных треб и богослужениями. Если бы они избрали последнюю тактику и «не высовывались», их положение было более безопасным, хотя полностью уберечь от террора не могло. Режим «гасил», прежде всего, социально активных. Вот как это объяснил на «суде» Саратовского трибунала 6 октября 1918 г. обвинитель Гринь: «Священник Крылов… вот представитель, который понимает, что при настоящих условиях надо ограничиваться только верой, Царем Небесным и там остановиться. (Выделено мной, — И.К.). Такой священник, пожалуйста, существуй. Но вы – вы совсем другое. Вот ячейка врагов марксизма: у них есть мозг – священник Платонов; у них есть мускулы – епархиальный совет…»

Подсудимые на процессе в Саратовском ревтрибунале, следуя христианскому учению, понимали свои пастырские обязанности более широко, чем это от них требовалось властью. За это и поплатились. Именно поэтому их можно признать мучениками за веру. Их судебные мытарства включали в себя два разбирательства – в октябре 1918 г. и в январе 1919 г., одинаково жестоких и необоснованных. Условные сроки получили только члены епархиального совета, как «пассивные участники». Итоговой приговор Саратовского трибунала 11 января1919 г. по отношению к двум основным фигурантам процесса отличался крайней суровостью. Епископ Герман был приговорен к 15 годам заключения «с принудительными работами», священник Михаил Платонов получил 20 лет лишения свободы с применением общественных работ (этим ему был заменен расстрел по первому приговору от 6 октября 1918 г.). Однако, перспективы длительного заключения для служителей Русской Церкви оказались фикцией. Кровавый чекистский молох вскоре неумолимо уничтожил их. В ночь с 9 на 10 октября 1919 г. находящиеся в заключении епископ Герман и священник Михаил были расстреляны во внесудебном порядке по постановлению Саратовской губернской ЧК, то есть злодейски убиты. Восстановлением исторической справедливости являются также опубликованные в рецензируемом сборнике документы о реабилитации этих священноцерковнослужителей, произошедшей в 1999 г. Прокуратура обоснованно определила в своих заключениях отсутствие доказательств вины всех обвиняемых на Саратовском процессе 1918-1919 гг. (как приговоренных к реальным, так и к условным срокам), а также установила тот факт, что они были осуждены «по политическим мотивам и социальному признаку». В 2006 г. имена епископа Германа и священника Михаила решением Священного Синода РПЦ были включены в Собор новомучеников и исповедников Российских.

Сборник документов, изданный под редакцией А.И. Мраморнова, тем ценен, что служит восстановлению исторической памяти о таких ранних жертвах коммунистического террора, углубляет понимание этого явления. Надо желать продолжения подобных трудов.

Добавить комментарий

Благодарим Фонд «Увековечения памяти жертв политических репрессий» за поддержку сайта «Историческая память. ХХ век».

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.