Историческая память: XX век

Государственный террор и политические репрессии в СССР

«Это расстрельное место»: жители Ухты о бывшем лагере ГУЛАГа

24.05.2018

В пригороде Ухты местные жители нашли останки, которые, вероятно, принадлежат заключенным Ухтинско-Печорского исправительно-трудового лагеря (Ухтпечлага). В администрации города ТД рассказали, что сейчас эту версию проверяет местное отделение Следственного комитета.

В прошлом году на том же месте уже находили останки. Экспертиза показала, что они принадлежат расстрелянным в 1930-е годы. Историки уверены, что там находится братская могила и нужно продолжать исследования, но городская администрация не спешит делать это. ТД попытались разобраться в ситуации.

 

Большой террор

Город Ухта, который за полвека вырос из поселка Чибью, был центром Ухтпечлага — Ухтинско-Печорского исправительно-трудового лагеря, подразделения ГУЛАГа.

В 1991 году на трассе при въезде в город установили памятник жертвам сталинских репрессий — бетонную стелу с надписью: «Безвинно убиенным в годы политических репрессий. Прохожий, поклонись тем, чей прах покоится в этой земле».

Неподалеку от стелы, в месте, которое ухтинцы называют Заболотное, по воспоминаниям заключенных стояло здание тюрьмы № 2 — оперативно-чекистского отдела ухтинских лагерей. Здесь проводились расстрелы с 1937 по 1938 год — время Большого террора. Лагерь закрыли в 1950-е годы, а все корпуса тюрьмы снесли.

«По архивным документам, в поселке Чибью расстреляли 121 человека, — рассказывает председатель Ухто-Печорской общественной организации “Мемориал” Евгения Зеленская. — Заключенные вспоминали, что расстрелы проходили в районе Заболотного, в пригороде Ухты. Там же находилась и тюрьма… С весны 1937 по весну 1938 года в Ухтпечлаге, который объединял всю Республику Коми, было расстреляно 2519 человек, из них примерно половина была осуждена по политическим статьям. Большую часть этих людей расстреляли в лагпункте “Новая Ухтарка”. Там содержались заключенные, осужденные к высшей мере наказания. Предположительно, лагерь стоял на реке Ухтарке. Где точно находятся места массовых расстрелов, никто не знает».

Находка

В 2017 году на Заболотном во время строительных работ экскаваторщик обнаружил захоронение. Согласно экспертизе, это были останки троих человек, похороненных без гробов. В их черепах нашли отверстия от пуль. Ухтинский отдел следственного управления СК по Коми установил, что убиты они были не менее 30 лет назад. Уголовное дело возбуждать не стали, а историки сразу предположили, что останки принадлежат заключенным Ухтпечлага. Но чтобы доказать это, необходимо было провести тщательное исследование места. Сколько еще останков находится на той территории — неизвестно.

Найденные кости захоронили на мемориальном кладбище. Городские власти пообещали поставить там памятную табличку или знак, останки захоронить, а самому месту присвоить официальный статус историко-культурного объекта. Но ничего из этого пока не произошло.

«Хорошо, что найденные останки похоронили по-людски, — говорит председатель правления Коми республиканского фонда жертв политических репрессий  “Покаяние” Михаил Рогачев. — Но по правилам нужно исследовать место, определить границы захоронения. Там могут оказаться останки и других людей. Надо понять, относятся ли они к тому времени, когда проходили массовые расстрелы. Но этого никто не хочет делать, понимаете? На полномасштабные раскопки требуется разрешение — открытый лист (разрешение на проведение археологических раскопок, в котором описываются обоснования, заказчик, заявители. Утверждается Минкультуры РФ. — Прим. ТД). Администрация Ухты должна взять на себя всю организацию, работать при содействии органов внутренних дел, прокуратуры и судмедэкспертизы. С нашей стороны специалисты есть, и они готовы к работе. Это отдел археологии Института истории, языка и литературы Коми научного центра УрО РАН».

Повторение

В мае 2018 года местные жители снова нашли останки людей на Заболотном.

«Мы гуляли, увидели деревянный крест, который там стоит, решили подойти поближе, — вспоминает жительница Ухты Елена Иванова. — Рядом нашли человеческие кости. Это расстрельное место. Местные помнят».

Рогачев считает, что утверждать это однозначно нельзя. В любом случае нужна экспертиза — без нее невозможно определить, связаны ли новые останки с теми, которые были найдены в прошлом году.

По словам и. о. начальника управления культуры администрации МОГО «Ухта» Людмилы Полянской, делом уже занимается Следственный комитет. «Кому принадлежат эти останки, будет понятно после заключения СК», — говорит она.

ТД поинтересовались, когда будет организовано масштабное исследование места, где найдены останки, и признают ли его официально историко-культурным объектом.

«Да, такую работу планируем в ближайший год, но не точно. Сначала нужно закончить работу по исторической части города, — поясняет Полянская. — На Заболотном будет информационный стенд, но это стоит денег: сделать ограждение участка, заказать историко-культурную экспертизу по этому месту. То есть не три копейки. Просто так мы этого сделать не можем. Историко-культурную экспертизу проводит независимый эксперт. Все независимые эксперты проходят аттестацию в Минкультуры. Нужно выяснить, сколько это будет стоить, согласится ли такой эксперт к нам приехать и подготовить акт государственной историко-культурной экспертизы».

На вопрос, в какую сумму примерно обойдется вся работа, Полянская так и не смогла ответить.

Отрывок из книги Евгении Зеленской «Лагерное прошлое Коми края (1929-1955 гг.) в судьбах и воспоминаниях современников»
Гурский Константин Петрович (1911-2005) – родился в городе Хотине Черновицкой области. В 1928 году уехал к отцу в США. В апреле 1933-го приехал в Ленинград, а на следующий день его арестовали. Отбывал заключение на острове Вайгач, в 1936 году переведен в Ухтпечлаг. Был землекопом. После голодовки переведен на должность топографа дорожного строительства, которым работал до освобождения и выхода на пенсию в 1966 году.

«… Бывший вохровец вспоминал: «В 30-40-е годы я работал в оперативно-чекистском отделе. Расстреливали за контрреволюционный саботаж, побеги… Лагерь в Ухте был единственным, куда привозили провинившихся заключенных. Расстрел проводился так: в тюрьме-2 (на Заболотном) длинная-длинная камера, типа коридора, в конце — отдельная камера, отгороженная раздвигающейся стенкой. Заключенного вводили в эту камеру — и он не подозревал, что будут расстреливать. Стенка раздвигалась, и с другого конца коридора стреляли, как по мишени. Винтовки были на стойках и никогда не снимались. Приговор никакой не объявлялся. После расстрела стенка задвигалась, и убитого убирали…»

Источник: Такие дела

Добавить комментарий

Особая благодарность Михаилу Прохорову за поддержку и участие в создании сайта.